3. Вклад н.И. Пирогова в развитие анатомии человека. Анатомия пирогов


Ледяная анатомия Пирогова — vpalamarchuk.ru

Значение трудов Николая Ивановича Пирогова трудно переоценить. Именно он дал четкое понимание того, что хирург должен не только блестяще знать анатомию, но и знать ее в отличие от анатомов несколько с другой, «хирургической» точки зрения.

Самая значительная работа, принесшая знаменитому врачу мировую известность  — «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций».

Пирогова заслуженно называют отцом русской хирургии и основоположником военно-полевой хирургии. Являясь участником четырех войн (Кавказ, Крым, Русско-турецкая война, по предложению Красного Креста организовывал госпитальную помощь во Франко-Прусской войне). Свой огромный опыт он изложил в четырех трудах, посвященных военно-полевой хирургии, лежащих в основе врачебной помощи на войне и в наше время.

16 октября 1846 года — наиважнейшая дата для всей хирургии. Пирогов впервые применил эфирный наркоз. Сбылась самая заветная мечта хирургов, казавшаяся ранее практически несбыточной: достигнуто полное обезболивание и полное расслабление тела, полностью выключились рефлексы… Снотворное действие эфира, который называли «сладким купоросом», было известно еще Парацельсу в 16 веке. Его применяли как обезболивающее средство при кишечных коликах, для облегчения болей при чахотке (туберкулез). Но именно Пирогову принадлежит научное обоснование применения эфира в качестве наркозного средства (проверялась дозировка — поначалу на животных и самом себе, изучалось действие эфира на кровь, нервную систему).

Первым в мире Пирогов предложил и организовал свою знаменитую сортировку раненых («пироговские ряды»), из которой в дальнейшем сформировалась система помощи и эвакуации раненых с фронта. «На войне главное — не медицина, а администрация».

Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций

Это была самая первая работа Пирогова по анатомии. Уже в самом названии было отмечено ключевое в хирургической анатомии — фасции. До Пирогова изучением фасций практически не занимались. Знали, что они есть, видели их при операциях и вскрытиях трупов, но практического значения им не придавали.Изучая строение фасциальных футляров, а также положение фасций относительно сусудов, мышц и нервов, Николай Иванович выявил определенные закономерности.

Фасциальные футляры

Фасции как оболочки покрывают мышцы и отдельные группы. Самая толстая фасция — широкая фасция бедра в толщину достигает 5 мм

Фасциальные футляры еще называют «мягким скелетом». Покрывая отдельные мышцы и мышечные группы являются им дополнительной опорой. Наиважнейшее значение фасции имеют в распространении гнойно-воспалительного процесса.

Хирургу нужно понимать анатомию не как врач-анатом. Нужно знать анатомические ориентиры. Это и есть топография, «карта».За 15 лет работы он произвел почти 12 тыс вскрытий. Но и этого Пирогову было недостаточно. Обыкновенный способ препарирования, который использовали анатомы, не был приспособлен для прикладных целей. Мышцы, вены и нервы отдалялись друг от друга и нарушалось их взаимное расположение.

Пирогов хотел, чтобы для хирурга человеческое тело было как бы прозрачным, чтобы он мог мысленно представить расположение частей тела в разрезе. Чтобы узнать строение человеческого тела, анатомы вскрывали полости, разрушали соединительную ткань, удаляли клетчатку. Это искажало взаимное расположение органов.

Николай Иванович, проезжая по Сенной площади зимой, где в базарные дни были расположены замороженные и распиленные поперек свиные туши натолкнуло его на идею… Он применял специальную пилу и начал проводить распилы замороженных трупов с последующей зарисовкой срезов. Пилу он привез со столярного завода, где ей распиливали ореховое, красное и палисандровое дерево. Пила была огромной и занимала практически целую комнату. Как он сам писал в дальнейшем:»Вышли великолепные препараты, чрезвычайно поучительные для врачей… Положение многих органов (сердца, желудка, кишок) оказалось вовсе не таким, как оно представляется обыкновенно при вскрытиях, когда от давления воздуха и нарушения целости герметически закрытых полостей это положение изменяется до крайности…»

Труп подвергался действию мороза около 2-3 дней, после чего становился твердым, как дерево. Соотношение органов и тканей оставалось в неизмененном виде. Пирогов распиливал трупы на тонкие параллельные пластинки (сейчас с этим прекрасно справляется компьютерный томограф). Получались целые серии таких «пластинок». Сопоставляя эти «диски», можно получить точное и четкое представление о строении тела. В комнате, где проводились распилы, было очень холодно. Пирогов замерзал. нельзя было допустить, чтобы оттаивали трупы. Работа длилась часами. Здесь же, в холодной комнате, замерзшие «пластинки» накрывали расчерченным на квадраты стеклом и точно перерисовывали в натуральную величину на бумагу. Так составлялся атлас.Ледяная анатомия Пирогова легла в основу топографической анатомии и оперативной хирургии. Трупы замораживались в различных позах, в последующем отмечалось изменение формы и соотношения органов. Изучались отклонения при различных заболеваниях. Всего в «ледяной анатомии» более тысячи рисунков! Вскоре автора посетила еще одна гениальная идея — изучить отдельно взятые внутренние органы на замороженном трупе. Теперь распилов не проводилось. Труп замораживался до каменистой плотности, затем при помощи долота, пилы и горячей воды обнажались и доставались внутренние органы из замерзших слоев. С помощью этого метода получено нормальное расположение сердца и органов брюшной полости. При исследовании распилов Пирогов обнаружил, что «за исключением полостей глотки, носа и ушного барабана, дыхательного и кишечного каналов, больше ни в какой части тела в нормальном состоянии никогда не встречается пустого пространства».

Стенки полостей плотно прилегают к стенкам расположенных в них внутренних органов. То же самое наблюдается и в суставах: как бы мало не соответствовали друг другу суставные поверхности, между ними никогда нет и малейшего пространства. Мозг, так же как и другие внутренние органы, плотно прилежит к твердой мозговой оболочке, которая выстилает всю поверхность черепа. Распилы показали, что положение сердца может очень сильно отличаться и как велико влияние ободочной кишки на его положение.Пустой желудок имеет вид подковы, причем внизу может исгибаться кпереди.

анатомия Пирогова

Пироговские «распилы» в дальнейшем легли в основу топографической анатомии и оперативной хирургии

Кожа. Затем подкожная жировая клетчатка, еще глубже — тоненькая каемка поверхностной фасции, затем более толстая оболочка — фасция, покрывающая мышцу, за мышцей опять фасция, затем надкостница, срез трубчатой кости, костный мозг. Видны кружочки разной величины — это артерии. Рядом — вены и нерв. Это и есть сосудисто-нервный пучок.

Пирогов отмечал абсолютно все. Все слои, которые рассекает хирург, последовательно приближаясь к области операции. Пирогов трудился над атласом около десяти лет.

Память о великом хирурге сохраняется и сейчас. Каждый год в день его рождения присуждаются премия его имени за достижения в области анатомии и хирургии. В доме Пирогова открыт музей истории медицины, его именем названы некоторые медицинские учреждения и городские улицы.

В конце двадцатого века идеи великого ученого воплотились в проект «Видимый человек»

Если вы нашли опечатку в тексте, пожалуйста, сообщите мне об этом. Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться новостью в соцсетях     Метки: история хирургии Упражнения Кегеля: укрепляем мышцы малого таза « Предыдущая запись Проект видимый человек Следующая запись »

vpalamarchuk.ru

Пирогов Н.И. Топографическая анатомия, иллюстрированная разрезами, проведёнными через замороженное тело человека в трёх направлениях. 4 т.т. СПб, Petropoli; Яков Трей, 1852-53-[59].

Price Realized: $3 769

PIROGOV, Nikolai Ivanovich (1810-1881). Anatome Topographica Sectionibus per Corpus Humanum congelatum triplici directione ductis illustrata. St. Petersburg: Petropoli, Jacob Trey, 1852-1853-[1859].

Уход: £2,300. Christie's. BOOKS. June 3, 1998, lot 184A.

Описание лота: 4 volumes of Atlas only, 2° (532x354mm). Printed titles to vols.II & III only (repeated in vols.I & IV), 224 lithographic plates including 8 double-page by S. Martinov and others after Pirogov lithographed by Paul Petit, 12 folding. (Some leaves spotted, 1 plate in vol.I loose, a few with small tears without loss, some trimmed touching caption and occasionally illustration.) Contemporary half roan (rubbed, spines worn, spine to vol.III detached).

Должно быть: "Anatomia topographica sectionibus, per corpus humanum congelatum triplice directione ductis, illustrata" (изд. 1852—1859 гг.), 4 тома в 2° (532x354мм), рисунки (224 таблицы, на которых представлено 970 распилов) и объяснительный текст в 8° на латинском языке почти на 800 стр. ([2] + XIV + 248 + 75 + 28 + 39 + 90 + 60 + 74 + 168 c.).

Грансверсальный распил торса.

Рисунок из труда Н.И. Пирогова

"Иллюстрированная топографическая

анатомия распилов, проведенных в

трех направлениях через замороженное

человеческое тело". 1852-1859.

Используя оригинальный метод диссекции замороженных трупов (метод "ледяной анатомии") и получив изображения тысяч распилов различных частей человеческого тела в трёх перпендикулярных направлениях, Н.И. Пирогов издал бессмертный труд - "Anatomia topographica sectionibus, per corpus humanum congelatum triplice directione ductis, illustrata" - «Топографическая анатомия, иллюстрированная разрезами, проведенными через замороженное тело человека в трёх направлениях», содержащей 224 таблицы с 970 распилами и почти 800 страниц текста! К примеру, в этом научном труде только полость носа представлена 72 картинками, демонстрирующими, в частности, строение латеральной стенки полости носа и расположение соустьев околоносовых пазух. Работа удостоена Демидовской премии Петербургской Академии наук 1860 года.

Впервые замораживание трупов в целях анатомических исследований произвели Е.О. Мухин и его ученик И.В. Буяльский, который в 1836 г. приготовил мышечный препарат "лежащее тело", впоследствии отлитый в бронзе. В 1851 г. развивая метод "ледяной анатомии", Н.И. Пирогов впервые осуществил тотальное распиливание замороженных трупов на тонкие пластины (толщиной 5-10 мм) в трех плоскостях.

Основателем топографической анатомии по праву считается великий русский хирург и ученый Пирогов. Николай Иванович Пирогов (1810— 1881) родился в Москве. Когда Николаю исполнилось четырнадцать лет, он поступил на медицинский факультет Московского университета. Для этого ему пришлось прибавить себе два года, но экзамены он сдал не хуже своих старших товарищей. Закончив университет, Пирогов направился для подготовки к профессорской деятельности в Дерптский университет. В то время этот университет считался лучшим в России. Здесь в хирургической клинике Пирогов проработал пять лет, блестяще защитил докторскую диссертацию и в двадцать шесть лет стал профессором хирургии. Темой диссертации он избрал перевязку брюшной аорты, выполненную до того времени — и то со смертельным исходом — лишь однажды английским хирургом Эстли Купером. Выводы пироговской диссертации были одинаково важны и для теории, и для практики. Когда Пирогов после пяти лет пребывания в Депте отправился в Берлин учиться, прославленные хирурги, к которым он ехал с почтительно склоненной головой, читали его диссертацию, поспешно переведенную на немецкий. Учителя, более других сочетавшего в себе все то, что искал в хирурге Пирогов, нашел в Геттингене, в лице профессора Лангенбека. Геттингенский профессор научил его чистоте хирургических приемов. Возвращаясь домой, Пирогов тяжело заболел и был оставлен для лечения в Риге. Едва Пирогов встал с госпитальной койки, он взялся оперировать. До города и прежде доходили слухи о подающем великие надежды молодом хирурге. Теперь предстояло подтвердить бежавшую далеко впереди добрую славу. Он начал с ринопластики: безносому цирюльнику выкроил новый нос. Потом он вспоминал, что это был лучший нос из всех изготовленных им в жизни. За пластической операцией последовали неизбежные литотамии, ампутации, удаления опухолей. В Риге он впервые оперировал как учитель. Из Риги Пирогов направился в клинику в Дерпте. Здесь в 1837 году и появилось на свет одно из самых значительных сочинений Пирогова — «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций». Оно стало результатом восьмилетних трудов, сочинением классическим по широте и завершенности. Может быть разный подход к сведениям о строении человеческого тела, и об этом пишет Пирогов:

«...Хирург должен заниматься анатомией, но не так, как анатом... Кафедра хирургической анатомии должна принадлежать профессору не анатомии, а хирургии... Только в руках практического врача прикладная анатомия может быть поучительна для слушателей. Пусть анатом до мельчайших подробностей изучит человеческий труп, и все-таки он никогда не будет в состоянии обратить внимание учащихся на те пункты анатомии, которые для хирурга в высшей степени важны, а для него могут не иметь ровно никакого значения».

Причина неудач большинства «анатомо-хирургических трактатов», составленных предшественниками Пирогова, — в недооценке прикладного значения анатомии, в уходе от «частной цели» — служить руководством для хирурга. Между тем именно этой «частной цели», только ей, должно быть все подчинено. Пирогов, разумеется, был хорошо знаком с трудами предшественников — видных французских ученых Вельпо и Бландена. Внимательно рассматривал знаменитый атлас Буяльского. Он задает себе вопрос:

«Может ли молодой хирург руководствоваться при своих оперативных упражнениях на трупе, не говоря уже об операциях на живых, рисунками артериальных стволов в лучших трудах по хирургической анатомии, каковы труды Вельпо и Бландена?»

И отвечает решительно: нет!

«Обыкновенный способ препарирования, принятый анатомами... не годится для наших прикладных целей: удаляется много соединительной ткани, удерживающей различные части в их взаимном положении, вследствие чего изменяются их нормальные отношения. Мышцы, вены, нервы удаляются на рисунках друг от друга и от артерии на гораздо большее расстояние, чем это существует в действительности».

Пирогов подверг критике атлас Буяльского:

«...Вы видите, например, что на одном из рисунков, изображающем перевязку подключичной артерии, автор удалил ключицу: таким образом, он лишил эту область главнейшей, естественной границы и совершенно запутал представление хирурга об относительном положении артерий и нервов к ключице, служащей главною путеводного нитью при операции, и о расстоянии расположенных здесь частей друг от друга».

Блистательные для своего времени попытки Вельпо и Буяльского потускнели перед новым словом Пирогова. В своем сочинении целую науку, хирургическую анатомию, Пирогов разрабатывает и утверждает на базе совершенно конкретного и на первый взгляд не очень-то объемного учения о фасциях. Фасциями до Пирогова почти не занимались. Знали, что есть такие оболочки, пластинки, окружающие группы мышц или отдельные мышцы, видели их на трупе, натыкались на них во время операций, разрезали их — и не придавали им значения, относились к ним как к некоей «анатомической неизбежности». Опорная идея Пирогова совершенно конкретна: изучить ход фасциальных оболочек. Он добирается до мельчайших подробностей и уже здесь находит много нового. Досконально изучив частное — ход каждой фасции, — он идет к общему: выводит определенные закономерности взаимоотношений фасциальных оболочек с кровеносными сосудами и окружающими тканями. То есть открывает новые анатомические законы. Но все это нужно ему не само по себе, а чтобы найти рациональные методы производства операций, «найти правильный путь для перевязки той или иной артерии», как он сам говорит.

«Отыскать сосуд подчас нелегко, — пишет в своей книге о Пирогове В.И. Порудоминский. — Человеческое тело сложно — гораздо сложнее, чем представляется неспециалисту, узнавшему о нем из плакатов-схем школьного курса анатомии. Чтобы не заблудиться, нужно знать ориентиры. Пирогов опять ругает (не устает!) «ученых, которые не хотят убедиться в пользе хирургической анатомии», «знаменитых профессоров» в «просвещенной Германии», «которые с кафедры говорят о бесполезности анатомических знаний для хирурга», профессоров, чей «способ отыскивания того или другого артериального ствола сводится исключительно на осязание: «следует ощупать биение артерии и перевязывать все то, откуда брызжет кровь» — вот их учение!!»

Если голова «не уравновешивает» руку обширными анатомическими познаниями, нож хирурга, даже опытного, плутает, как дитя в лесу. Опытнейший Грефе возился три четверти часа, пока отыскал плечевую артерию. Пирогов объясняет:

«Операция оттого сделалась трудною, что Грефе попал не в артериальное влагалище, а в волокнистую сумку».

Вот для того-то, чтобы не случалось такого, Пирогов подробнейше изучал фасции, искал их отношения к кровеносным сосудам и близлежащим тканям. Он указывал путешественникам-хирургам подробнейшие ориентиры, расставлял вехи, — по меткому определению профессора хирургии Льва Левшина, выработал «прекрасные правила, как следует идти с ножом с поверхности тела в глубину, чтобы легко и скоро перевязать различные артерии человеческого организма». В каждом разделе своего труда Пирогов, во-первых, очерчивает границы области, в пределах которой производится операция; во-вторых, перечисляет слои, которые проходит хирург, пробираясь вглубь; в-третьих, дает точнейшие оперативные замечания».

«Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций» — это текст и свыше полусотни таблиц. К иллюстрациям Пирогов всегда относился особенно придирчиво. Он писал, что «хороший анатомо-хирургический рисунок должен служить для хирурга тем, чем карта-путеводитель служит путешествующему: она должна представлять топографию местности несколько иначе, чем обыкновенная географическая карта, которую можно сравнить с чисто анатомическим рисунком».

Каждую операцию, о которой говорится в книге, Пирогов проиллюстрировал двумя или тремя рисунками. Никаких скидок, величайшая тонкость и точность рисунков, отражающие тонкость и точность пироговских препаратов, — пропорции не нарушены, сохранена и воспроизведена всякая веточка, всякий узелок, перемычка. По такой карте хирург пойдет безошибочно. Среди тех, кто восхищался «Хирургической анатомией артериальных стволов и фасций», был и известный парижский профессор Альфред Арман Луи Мари Вельпо. Но Николай Иванович на этом не успокоился. Привычный метод препарирования удовлетворял тех, кто изучал устройство органов. Пирогов выдвинул на первый план топографию. Он хотел, чтобы для хирурга человеческое тело было как бы прозрачным. Чтобы хирург мысленно представлял себе положение всех частей в разрезе, проведенном в любом направлении через любую точку тела. Чтобы узнать, как расположены различные части тела, анатомы вскрывали полости, разрушали соединительную ткань. Воздух, врываясь в полости, искажал положение органов, их форму. Однако добиться точного разреза обычным способом было невозможно. Расположение частей, их соотношения, искаженные уже при вскрытии полостей, окончательно изменялись под ножом анатома. Сложилась ситуация, иногда встречающаяся в науке: сам эксперимент мешал получить точные результаты, ради которых он проводился. Нужно было искать новый путь. Существует легенда, связывающая случайный эпизод из жизни Пирогова с идеей, которая повернула на новый путь всю анатомическую науку.

«Мы, люди обыкновенные, — пишет один из приверженцев Пирогова, — проходим без внимания мимо того предмета, который в голове гениального человека рождает творческую мысль; так и Николай Иванович, проезжая по Сенной площади, где зимой обыкновенно были расставлены рассеченные поперек замороженные свиные туши, обратил на них особое внимание и стал применять замеченное к делу».

И действительно, есть связь между распиленными тушами на Сенной площади и новым направлением в анатомических исследованиях. Но идея возникла у Николая Ивановича гораздо раньше. Рассказывая о своих спорах с Амюсса в Париже, хирург-ученый пишет: «Я заявил ему о результате моего исследования направления мочевого канала на замороженных трупах». А ведь в Париж Пирогов ездил еще дерптским профессором! Примерно в те же годы Буяльский сделал интересный опыт в академии: на замороженном трупе, которому придали красивую позу, обнажил мышцы; скульпторы изготовили форму и отлили бронзовую фигуру — по ней будущие художники изучали мускулатуру тела. Следовательно, идея использования холода в анатомических исследованиях появилась задолго до путешествий по Сенной площади. Трудно предположить, что Пирогов с его тягой ко всему новому, с его размахом жил в неведении. Видимо, Сенная площадь опять-таки подсказала способ, методику, а не родила идею.

«По какому же пути пошел Пирогов, добиваясь точных данных о топографии человеческого тела? — спрашивает В.И. Порудоминский и отвечает. — Он держал труп два-три дня на холоде и доводил «до плотности твердого дерева». А затем он «мог и обходиться с ним точно так же, как с деревом», не опасаясь «ни вхождения воздуха по вскрытии полостей, ни сжатия частей, ни распадения их».

Как с деревом! Пирогов распиливал замороженные трупы на тонкие параллельные пластинки. Он проводил распилы в трех направлениях — поперечном, продольном и переднезаднем. Получались целые серии пластинок-«дисков». Сочетая их, сопоставляя друг с другом, можно было составить полное представление о расположении различных частей и органов. Приступая к операции, хирург мысленно видел поперечный, продольный, переднезадний разрезы, проведенные через ту или иную точку, — тело становилось прозрачным. Простая ручная пила для этой цели не подошла. Пирогов приспособил другую, привезенную со столярного завода, — там с ее помощью разделывали красное, ореховое и палисандровое дерево. Пила была огромной — занимала в анатомическом театре целую комнату. В комнате было холодно, как на улице. Пирогов замерзал, чтобы не оттаивали трупы. Работа длилась часами. Она потеряла бы смысл, если бы каждую пластинку разреза не удалось сохранить навсегда, сделать достоянием всех. Пирогов составлял атлас разрезов. Атлас назывался: «Иллюстрированная топографическая анатомия распилов, проведенных в трех направлениях через замороженное человеческое тело». Тут же в холодной комнате проледеневшие пластинки-распилы накрывали расчерченным на квадраты стеклом и точно перерисовывали в натуральную величину на бумагу, покрытую такой же сеткой». Пирогов бился над «ледяной анатомией» около десяти лет. За это время он открыл еще один способ «приложения холода» к своим исследованиям — придумал «скульптурную анатомию». Теперь распилов не делалось. Труп замораживали еще сильнее — «до плотности камня». А затем на замороженном трупе с помощью долота и молотка обнажали из оледеневших слоев нужные для изучения части и органы.

«Когда, с значительными усилиями, удается отнять примерзлые стенки, должно губкою, намоченною в горячей воде, оттаивать тонкие слои, пока, наконец, откроется исследуемый орган в неизменном его положении».

Если каждый анатомический атлас Пирогова — ступень в познании человеческого тела, то «Ледяная анатомия» — вершина. Раскрылись новые закономерности — очень важные и очень простые. Стало, например, известно, что, за исключением трех небольших полостей (зева, носа и ушного барабана) и двух каналов (дыхательного и кишечного), ни в какой части тела в нормальном состоянии никогда не встречается пустого пространства. Стенки всех прочих полостей плотно прилегают к стенкам заключенных в них органов. Пирогов замораживал трупы в разных позах — потом на распилах показывал, как изменяются форма и соотношение органов при изменении положения тела. Он изучал отклонения, вызванные различными заболеваниями, возрастными и индивидуальными особенностями. Приходилось делать десятки распилов, чтобы найти один, достойный воспроизведения в атласе. Всего в «ледяной анатомии» тысяча рисунков! Анатомический атлас Пирогова стал незаменимым руководством для врачей-хирургов. Теперь они получили возможность оперировать, нанося минимальные травмы больному. Этот атлас и предложенная Пироговым методика стали основой всего последующего развития оперативной хирургии. Автор статьи: Дмитрий Самин.

www.raruss.ru

"Ледяная анатомия" Н.И. Пирогова - прообраз современных лучевых изображений - Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова - 2010-09

Извечное стремление врачей овладеть видением патологического очага до начала лечения на протяжении тысячелетий оставалось абсолютно субъективным - целиком зависимым от воображения и практического опыта конкретного специалиста. Однако уже в древних анатомических таблицах встречаются изображения рассеченных органов. До нас дошли анатомические зарисовки, выполненные в ХVI веке на основании изучения человеческого организма путем вскрытий. Таковы, например, изображения мозга, сердца и глаза в поперечном сечении, выполненные в 1555 г. Г.Б. Везалием. После Везалия Е. Бартоломео Евстахий (1564), Амбруаз Паре (1607) изображали мозг в поперечном сечении. Продольные рисунки рассеченного черепа, рисунки глаза, уха, матки и других органов в разрезе встречаются в работах Леонардо да Винчи, Вальверде, А. Спигеля и других великих мужей ХVI века. Наконец, в ХVIII веке А. Галлер издал рисунки черепа и носовых ходов в продольном сечении (1743). А.Т. Земмеринг первым точно начертил мозг, рассеченный продольно посередине с абсолютной доподлинностью. На рисунках Ф. Вик-д’Азира (1786) мы видим уже множество распилов мозга в различных направлениях. В 1852 г. да Карпи издает труд «Введение в анатомию», в котором представляет рисунки рассеченного поперек мозга. В ХIХ столетии почти все анатомические таблицы представляют различным образом рассеченные череп, мозг, органы чувств и др. Анатомические труды Ж. Клоке содержат изображения рассеченных суставов. Наконец, Э. Хушке в 1844 г. издал десять рисунков поперечных распилов шеи, грудной клетки, брюшной полости и таза, проведенных на трупе 18-летней девушки. В объяснениях к таблицам он писал: «Хотя мы уже имеем отдельные хорошо сделанные поперечные сечения некоторых частей трупа, однако же распилы еще никогда не проводились через весь труп, что было бы весьма небезинтересно для изучения его участков и для топографической анатомии».

Большую роль в развитии анатомии сыграла Российская академия наук. Кафедра анатомии и физиологии Российской академии наук, анатомические театры при Генеральных сухопутном и адмиралтейском госпиталях способствовали активному развитию анатомических исследований и положительно отразились на подготовке врачей в области анатомии. Исключительное значение для развития естественных наук, в том числе и анатомии, имели труды М.В. Ломоносова. Из членов Российской академии наук, живших и работавших в Петербурге в начале ХIХ века, проблемами анатомии занимались Д. Бернулли, И. Дювернуа, И. Вейтбрехт, А.П. Протасов, П.А. Загорский и др.

Однако великие ученые ХVI-ХVIII веков предпочитали скорее простые рисунки, нежели точные чертежи распилов. Анализируя анатомические труды предшественников, Н.И. Пирогов писал: «Итак, из изложенных замечаний о распилах следует, что применяемые до настоящего времени отдельные анатомические пособия вряд ли являются достаточными для исследования положения органов. Ибо все анатомы рассекали в трупах определенные участки тела и различные органы, не иначе как в целом меняя их расположение, и распилы свои они проводили не в едином порядке и не искусно. Но, однако, никто до меня, насколько я знаю, никогда не применял ни такой манипуляции, когда замороженное человеческое тело изучается таким образом, что, подобно бревну, последовательно в трех направлениях распиливается на тончайшие пластины, ни скульптурного метода исследования замороженных внутренностей» [2].

Осуществляя свой замысел, Н.И. Пирогов провел многочисленные распилы в трех измерениях замороженных человеческих трупов. Распилы выполнялись механической пилой, сконструированной наподобие той, которой мастера-краснодеревщики обычно рассекают дерево на тончайшие пластины. Все участки тела распиливались таким образом, чтобы отдельные области замороженного тела разделялись послойно на множество параллельных дисков - либо поперечных, либо продольных, либо переднезадних, либо косых толщиной 1", ½", ¼" (1" - один французский дюйм, равен 2 см). Затем стекло или бумагу разлиновывали на маленькие ровные квадраты и так прикладывали к дискам, чтобы плоскости совершенно совпадали, и просвечивающие части с математической точностью перерисовывали на разлинованную бумагу. Таким способом точнейшим образом были обрисованы расположение и внешний вид областей тела и органов в соответствии с их естественным положением. А чтобы лучше было рассматривать различные изгибы перегородок и более глубоко расположенные органы и их границы (например, складки плевры, брюшины, сальники, клапаны сердца), серозная жидкость или замерзшая кровь «распускались теплой водой; слои, соединенные холодом, постепенно раздвигались, кусочки льда осторожнейшим образом удалялись анатомическими щипцами». Границы серозных оболочек, лишенные внутренностей, на рисунках обводились тремя линиями, из которых средняя обозначала cavea seroza, остальные две - lamina parietalis и lamina visceralis.

При проведении распилов Н.И. Пирогов ставил цель: 1) показать вид и форму полостей, которые включают органы чувств, их расположение и границы; 2) исследовать взаимное расположение и способ, каким устроены промежуточный, продолговатый мозг, ганглии и желудочки мозга; 3) продемонстрировать в подлинном виде положение органов, направление, границы и кривизну каналов, ямок и пазух; 4) исследовать ряды и слои основных мышц, сосудов и нервов. Для тщательного исследования расположения частей тела, которые изменяются при различных движениях, на холод помещали части трупов как сильно согнутые, так и растянутые, как отведенные, так и вывихнутые или сломанные; затем же в замороженном состоянии их рассекали в трех направлениях.

Таким образом, составилось систематическое изложение разрезов всех частей тела, содержащее до 240 таблиц, изображающих более 1000 разрезов, снятых с натуры в естественной величине. Первые рисунки распилов, проведенные этими методами на замороженных трупах, были обнародованы Н.И. Пироговым в 1851 г. в Петербурге. В 1853 г. первые страницы этого труда были предложены на суд Парижской академии наук. На основании этого во Франции было издано восемь выпусков 50 рисунков труда Н.И. Пирогова со следующим названием: «Иллюстрированная топографическая анатомия распилов замороженного человеческого тела, проведенных в трех направлениях».

Полное издание выдающегося труда Н.И. Пирогова «Иллюстрированная топографическая анатомия распилов, проведенных в трех измерениях через замороженное человеческое тело», или, кратко, «Ледяная анатомия», вышло в свет на латинском языке в 1859 г. в Петербурге. С полным правом и основанием можно утверждать, что создание «Анатомии» является величайшим научным и гражданским подвигом, равных которому не было в истории медицинской науки [3, 4]. Труд состоит из четырех томов. Первый том был посвящен описаниям распилов головы, шеи и позвоночного столба. Во втором томе представлены поперечные распилы полости грудной клетки, в третьем - поперечные распилы полости живота, мужского и женского таза, в четвертом - распилы, проведенные в трех направлениях через конечности и суставы верхних и нижних конечностей. В этих трудах детальнейшим образом представлены рисунки с подробным объяснением каждого и обозначением входящих в него анатомических элементов. В пояснительном тексте даны скрупулезное описание таблиц, общий обзор топографии той или иной части тела или полости, патологоанатомические заключения. Описана топография фасциальных влагалищ, нервных стволов, сосудов. Описание характеризуется продуманным подбором каждого слова, каждого оборота речи. С особой тщательностью были выполнены распилы головы, органов чувств, шеи и позвоночника и представлено детальное описание каждого анатомического распила как неизмененных органов, так и органов, подверженных болезням. Н.И. Пирогов писал: «Наши методы исследования могут быть полезны не только для топографической анатомии, но и для гистологии и патологии. Поэтому мы прилагаем к нашему труду множество рисунков, на которых представлены состояния органов, измененных болезнью». Предложенный Пироговым метод распилов замороженных трупов заставил заново пересмотреть основы топографической анатомии, так как распилы, проведенные в трех взаимно перпендикулярных направлениях, создавали истинное представление о топографии органов, их взаиморасположении, величине и форме.

В результате анатомических изысканий Н.И. Пирогов делает ряд выводов, по выражению автора, «наиболее достойных описания». Вот краткое их изложение:

1. За исключением носа, глотки, бронхов, пищевода, кишечника и ячеек сосцевидного отростка, нет никакого свободного или заполненного воздухом промежутка. Также видно, что стенки отдельных полостей тела и всех каналов так примыкают одна к другой, что не остается никакого пустого пространства.

2. Ствол мозга расположен не в горизонтальном положении, как это изображено во всех таблицах прославленнейших анатомов, а в косом, и притом таким образом, что его задняя оконечность отклонена вниз. Это положение ствола в большой степени благоприятствует циркуляции и оттоку спинномозговой жидкости.

3. Распилы показали направление и разнообразие форм пазух, полостей и каналов черепа.

4. При сгибании и разгибании головы изменяются форма глотки и направление надгортанника.

5. Распилы самым явственным образом доказывают, что причину различных наклонений таза и различного угла поясничных искривлений следует прежде всего искать в положении и форме V поясничного позвонка, чей корпус всегда имеет форму конуса. Кроме того, исследовательская манипуляция подтверждает, что место движения находится в трех частях позвоночника: а именно в соединениях III, IV и V шейных позвонков, IX-XII спинных позвонков и трех поясничных позвонков - III, IV и V.

6. Сердце состоит в некотором роде из двух частей, из которых одна (conus arteriosus et pars atriorum) закреплена и неподвижна, а другая очень подвижна. Хотя сердце имеет разное направление, его венозные и артериальные устья расположены в одной и той же плоскости.

7. Топография желудка зависит от его наполнения. При пустом желудке большая кривизна обращена к передней части, при растянутом - вниз. Имеется разнообразие в положении поперечной ободочной кишки.

8. От различия в положении aperture vesicalis зависит разнообразие формы мочевого пузыря.

9. Положение матки почти никогда не соответствует центральной оси таза. Тело матки никогда не направлено по перпендикуляру. Различное направление отверстия матки зависит скорее от случайных причин, чем от органического изменения ткани.

10. Нередко случается так, что одно и то же влагалище, включающее в верхней части конечности две или три мышечные связки, ниже раздваивается, отделяется перегородками. Из-за такого разделения влагалищ число их у нижних оконечностей органов в 2 или 3 раза больше.

11. В конечностях, кроме костного скелета, образуются другие фиброзные соединения тех самых мышц и сосудов, прикрепленных к костному скелету.

12. При движении различные точки соединения отдельных костей то движутся относительно друг друга, то соприкасаются одна с другой.

Каждый раздел анатомии, помимо описания, сопровождается хирургическими выводами, в которых даются рекомендации по проведению оперативных вмешательств и различных манипуляций, нередко совершенно оригинальных. Из всего представленного выше явствует, сколь велики научный вклад и масштабность проведенной работы. Почти через 50 лет после выхода «Ледяной анатомии» С.Н. Делицин писал: «…Общее впечатление, производимое Пироговским атласом распилов замороженных трупов, есть впечатление величественное, грандиозное. Перелистывая эти фолианты, воображая себе тот гигантский труд, который должен был быть положен в основу этого великого произведения, едва можно верить, что все это создано силами и стараниями одного человека, в сравнительно весьма небольшой промежуток времени, при самых скромных средствах, при убогой обстановке тогдашнего анатомического театра, при удручающих нравственных потрясениях, которым подвергался и жертвою которых был в то время творец ледяной анатомии».

Атлас после выхода в свет сразу стал библиографической редкостью. Объединение финансовых усилий московского и петербургского врачебных сообществ оказалось недостаточным для повторного издания даже атласа хирургической анатомии артерий и фасций, считавшегося менее затратным, чем переиздание большого атласа топографической анатомии. Переиздание последнего было осуществлено только в 1996 г., когда решением Научного центра хирургии Российской академии медицинских наук «Ледяная анатомия» Н.И. Пирогова была впервые переведена на русский язык и отпечатана благодаря творческому и некоммерческому участию в работе коллектива Экспериментальной типографии и ее директора Г.И. Высоцкого. Инициаторами и главными редакторами труда стали академик РАН и РАМН Б.В. Петровский и академик РАМН Б.А. Константинов, редактором - проф. И.В. Богорад [5].

Совершенно очевидно, что методологические подходы к изучению нормальной и патологической анатомии, заложенные в трудах Н.И. Пирогова, на столетия опередили развитие медицинской науки. Только в конце ХХ века появилась возможность получать изображения человеческого тела в трех измерениях. Этому предшествовало сделанное более 100 лет назад открытие В.К. Рентгена, исключительная значимость которого позволила не только получать изображение патологических изменений без внедрения в организм, но и сделало это изображение документируемым, объективным. За 100-летнюю историю развития рентгеновских методов исследования технологическая вооруженность и диагностические возможности лучевой диагностики значительно возросли. Изобретение в начале 70-х годов компьютерной томографии (КТ), а несколько позже магнитно-резонансной томографии (МРТ) было воспринято как крупнейший вклад в развитие лучевой диагностики с момента открытия рентгеновских лучей. Получаемая этими методами информация абсолютно объективна, так как основана или на градиенте поглощения энергии рентгеновского излучения (при получении компьютерно-томографических изображений), или на различии испускаемых различными тканями при определенных условиях электромагнитных сигналов (при получении магнитно-резонансного изображения). Изучая рисунки, выполненные Н.И. Пироговым, и сравнивая их с изображениями, получаемыми сегодня с помощью современных методов медицинской визуализации, мы убеждаемся в их абсолютной идентичности. При этом восхищает точность, с которой были отображены и описаны в атласах Н.И. Пирогова элементы головного мозга, грудной, брюшной полостей, топография сосудов, нервов, фасциальных влагалищ.

На рис. 1 (здесь и далее см. рисунки на цв. вклейке)Рисунок 1. Пироговский распил замороженного мозга человека на уровне подкорковых структур (а).Рисунок 1. Компьютерная томограмма головного мозга, выполненная на том же уровне (б). представлены поперечный пироговский распил (а) и компьютерная томограмма (б) головного мозга в аксиальной плоскости. На первом рисунке мы находим обозначения, сделанные рукой Н.И. Пирогова. Это: хвостатые ядра, составные части чичевицеобразных ядер в окружении внутренней и наружной капсул, передние ножки свода, нисходящий рог боковых желудочков головного мозга, нога морского коня, части зрительных бугров, мозжечок. Все перечисленные анатомические структуры с абсолютной идентичностью представлены на рис. 1,б. С не меньшей скрупулезностью дано описание распилов грудной полости (рис. 2),Рисунок 2. Пироговский распил грудной клетки замороженного трупа человека, выполненный на уровне желудочков сердца (а).Рисунок 2. Компьютерная томограмма грудной полости на том же уровне (б). брюшной и тазовой областей (рис. 3).Рисунок 3. Пироговский распил замороженного трупа человека, выполненный на уровне верхнего отдела брюшной полости (а).Рисунок 3. Компьютерная томограмма брюшной полости на том же уровне (б). На представленных распилах мы получаем ясное и четкое представление о строении органов, их взаимном расположении, топографии серозных оболочек, серозных полостей, фасций, строении грудной и брюшной стенок. Таким образом, Н.И. Пирогов первым указал на необходимость изучения нормальной и патологической анатомии с позиции отображения областей человеческого тела на аксиальных, фронтальных и сагиттальных срезах, что сегодня крайне необходимо для интерпретации изображений, полученных с помощью современных лучевых методов диагностики. Предвидение о необходимости анализа многоплоскостных изображений для более полного представления изучаемого объекта мы встречаем в высказываниях Н.И. Пирогова:

«На всем теле, которое мы изображаем разделенным на множество дисков при помощи проведенных в одном направлении сечений, отдельные диски, исследованные порознь, нисколько не дают точного знания о расположении органов. Если же представить, что все диски одного и того же участка в различных телах, распиленных в трех направлениях, расположены один после другого в том самом порядке, в котором они рассекались, то можно не сомневаться, что эти диски, будучи рассмотренными в совокупности, дадут нам понятие и о расположении, и о соединении, и о внешнем виде частей тела».

Сложность, а следовательно, и опасность выполняемых хирургических операций требуют значительно более полных знаний о патологических изменениях и максимально точных расчетов основных этапов хирургического вмешательства. Это чрезвычайно важно не только с точки зрения правильного выбора тактических решений, но и для обеспечения полноценной подготовки операций во всем их многообразии. Данные обстоятельства существенно повышают требования к диагностической информации, которая содержится как на аксиальных изображениях, так и в различных многоплоскостных реконструкциях. За относительно короткий период существования КТ и МРТ достигнуты немалые успехи в диагностике заболеваний. Технологические достижения в области оборудования и программного обеспечения привели к кардинальному расширению сферы применения этих методов. Диагностические методы, способные создавать детальные изображения, получили наибольшее распространение в современной хирургии. Они позволяют получать изображение патологического очага и изучать его топографоанатомические соотношения с окружающими органами, представлять исследуемые объекты с высокой степенью пространственного и контрастного разрешения, количественно оценивать их размеры, структуру, объем и фиксировать получаемое изображение для последующего анализа. Болюсное контрастное усиление дает возможность видеть крупные сосуды, качественно и количественно оценивать степень кровенаполнения нужного участка исследуемого объекта и, таким образом, рассчитывать кровоток.

Программное обеспечение современных компьютерных томографов позволяет проводить различные реконструкции первичных изображений [1]. Вот некоторые из них.

Мультипланарные реконструкции (МPR) - это плоскостное (2D) изображение, при котором все сканы области интереса строятся из пикселов, находящихся на траектории желаемой плоскости. Все остальные данные, расположенные вне заданной плоскости, исключаются из преобразования. Такое изображение является более наглядным и привычным для клиницистов и помогает детализировать топографоанатомические соотношения. Мультипланарная реконструкция является достаточно надежным инструментом для выявления анатомии сосудов, патологических процессов и планирования операции (рис. 4).Рисунок 4. Мультипланарная реконструкция компьютерных томограмм грудной полости в сагиттальной плоскости, выполненных с контрастным усилением. Определяется диффузное расширение грудной аорты с расслоением ее стенки. Стрелкой обозначен ложный просвет аневризмы.

Затеняя поверхность объекта, т.е. моделируя искусственную освещенность, можно получить объемную реконструкцию объекта. На этом основана методика построения изображения оттененных поверхностей (SSD). Трехмерное моделирование на основе изображений оттененных поверхностей предполагает установление одного или двух порогов плотностных характеристик изучаемого объекта. Все значения, находящиеся в пределах выбранного интервала, участвуют в построении изображения, в то время как все остальные устраняются. Результатом является исключение до 99% информации из всей совокупности данных, получаемых при спиральном сканировании. Окончательные результаты можно редактировать, используя другие программы, которые позволяют окрашивать объекты в различные цвета (рис. 5).Рисунок 5. Объемная реконструкция компьютерных изображений сердца и коронарных артерий. Определяется атеросклеротическое поражение проксимального сегмента передней нисходящей артерии с сужением ее просвета (стрелка). Эта методика не годится для объектов, чья оптическая плотность близка к плотности окружающих структур.

Если поверхность изучаемых объектов является полупрозрачной, программа определяется как техника объемного преобразования (VRT). Полученное трехмерное изображение можно произвольно вращать на экране монитора для выбора оптимальных проекций, удалять фрагменты изображения, подсвечивать интересующие детали.

Не меньшее значение имеет методика объемного преобразования плотностей или проекции интенсивности. Она представляет собой программу, при которой в существующем объеме данных произвольно задаются направления, состоящие из совокупности условных прямых, вдоль которых все коэффициенты ослабления преобразуются в соответствии с определенной математической процедурой. Чаще применяется программа максимальной интенсивности (MIP). При данной методике компьютер выбирает максимальные значения каждого элемента воксела во всем объеме данных соответственно желаемым проекциям. Изображения представляются в режиме серой шкалы в виде картинок, напоминающих рентгеновские снимки. Однако конечное изображение оказывается фактически двухмерным, плоскостным и в отличие от SSD и VRT лишенным глубины. Программа MIP наиболее широко распространена в ангиографических процедурах, поскольку конечное изображение оказывается весьма близким к получаемому при обычной ангиографии. Используя контрастное усиление, можно получить изображения сосудистых структур органов в различные фазы перфузии (рис. 6).Рисунок 6. Объемная реконструкция компьютерных томограмм, выполненная по методике объемного преобразования плотностей. Отчетливо отображаются артерии плечевого пояса и магистральные артерии головы.

При использовании методики преобразования по проекциям минимальной интенсивности (mIP) появляется возможность регулировать глубину прозрачности определенных вокселов и таким образом видеть изолированно объекты, плотность которых различается незначительно. Преимущество этой методики заключается в возможности визуализации границ органа и очагового образования, несмотря на низкий градиент плотности между ними (рис. 7).Рисунок 7. Объемная реконструкция компьютерных томограмм, выполненная по проекциям минимальной интенсивности. Определяется поверхность легких и внутренние структурные элементы.

Представленные разновидности лучевых изображений позволяют клиницистам увидеть нужные объекты в таких ракурсах, которые в реальных условиях, на операционном столе, недостижимы. Естественно, что при изучении таких данных возникла идея «виртуальной операции», когда на экране монитора, манипулируя изображениями, созданными на основе трехмерных реконструкций после обследования конкретного пациента, хирург рассчитывает желаемый или возможный вариант оперативного вмешательства [1]. Таким образом создается документальный план операции, а фиксируемыми данными проигрываются главные тактические решения с учетом возможных осложнений (рис. 8).Рисунок 8. Трехмерные реконструкции кисти, выполненные с отображением кожного покрова, мягких тканей и костных структур. Именно совместные координированные усилия диагноста и хирурга позволяют рассчитывать на существенный прогресс в решении диагностических и хирургических задач при заболеваниях брюшной полости, забрюшинного пространства, головного мозга. Вместе с тем необходимо учесть, что все перечисленные программы выполняются в принудительном (ручном) режиме, они зависят от навыков оператора, уровня знаний им патологической анатомии, его понимания происходящих изменений, способности представить объемно патологический процесс.

Таким образом, в основании многих достижений современной медицины как в области лучевой диагностики, так и в клинической практике лежат выдающиеся масштабные труды и научный вклад Н.И. Пирогова в топографической и патологической анатомии. Величайшие работы Н.И. Пирогова оказались пророческими для дальнейшего развития и усовершенствования рентгенологических методов исследования, повышения технологий и диагностических возможностей лучевых методов, которые в будущем медицинской практики достигнут наивысшего уровня.

www.mediasphera.ru

3. Вклад н.И. Пирогова в развитие анатомии человека.

Н.И. Пирогов (1810 – 1881) – создатель топографической анатомии. Ввел в анатомию метод распилов замороженных трупов для изучения точного взаиморасположения органов. Выдающийся хирург, придавал огромное значение знанию анатомии. Николай Иванович Пирогов явился одним из родоначальников военно-полевой хирургии, а также внес неоценимый вклад в развитие топографической анатомии. Благодаря деятельности Н.И. Пирогова, медицина вообще и анатомия в частности, сделали гигантский скачок в своем развитии. Н.И.Пирогов (1810-1881) добился огромных успехов в развитии хирургической анатомии. Мировую славу ему создало сочинение «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций» (1837). Он ввел в анатомию новый метод исследования — последовательные распилы замороженных трупов («ледяная анатомия») и на основании этого метода написал «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела» (1843-1848) и атлас «Топографическая анатомия, иллюстрированная разрезами, проведенными через замороженное тело человека в трех направлениях» (1851-1859). Это были первые руководства по топографической анатомии. Вся деятельность Н.И. Пирогова составила эпоху в развитии медицины и анатомии. Операции и оперативные приемы, изобретенные Пироговым, используются в хирургии до сих пор. Будущие медики учатся по пособиям, начало которым лежит все в тех же трудах Пирогова.

4. П.Ф. Лесгафт – основоположник функционального направления в анатомии.

П.Ф. Лесгафт (1837 – 1909) – наиболее крупный после Н.И. Пирогова анатом России. Привел ряд доказательств влияния внешней среды, физических упражнений на структуры организма. Призывал к изучению анатомии живого человека. Выдающимся исследователем в области функциональной ана¬томии и теории физического воспитания был П. Ф. Лесгафт (1837—1909) — автор фундаментального труда «Основы теоре¬тической анатомии». П. Ф. Лесгафт является основоположником теоретической анатомии в России. Он описал закономерности перестройки костного вещества под влиянием мышечной тяги, сформулировал принципы развития кровеносных сосудов и их взаимоотношений в зависимости от строения и функции органов, показал значение анастомозов между артериями в кровоснаб¬жении органов и частей тела

5. Скелет: определение, источники и стадии развития, функциональная роль.

Скелет – комплекс плотных образований, обеспечивающих форму тела и органов, защиту, разграничение, опору и движение в пространстве. Филогенез скелета: перепончатая стадия, хрящевая стадия, костная стадия. Онтогенез скелета: 4-5-неделя в/утробного развития – соединительнотканная стадия развития скелета; 6-7-неделя – хрящевая стадия; 7-8-неделя – появляется костная ткань (костная стадия). С 8-недели закладка первичных (диафизарных) точек окостенения. На 9- месяце в/ утробного развития начинается закладка вторичных точек (эпифизарных) окостенения. Функции скелета: Механические: опорная, защитная, двигательная.Биологические: участие в обмене веществ, кроветворная.

6. Кость: определение, классификация, строение.

Закономерности строения костей по П.Ф. Лесгафту: Губчатое вещество образуется в местах наибольшего сжатия или растяжения.Степень развития костной ткани пропорционально деятельности мышц связанных с данной костью.Трубчатое и арочное строение кости обеспечивает наибольшую прочность при минимальной затрате костного материала.Внешняя форма костей зависит от давления на них окружающих тканей и органов.Перестройка кости происходит под влиянием внешних сил. Классификация костей по развитию: первичные, вторичные. Классификация костей форме и функции: трубчатые, губчатые, плоские, смешанные, воздухоносные, сесамовидные. Кость как орган состоит из костной ткани (компактное и губчатое вещество), сверху покрыта надкостницей, внутри находится костномозговая полость.

studfiles.net

3. Вклад н.И. Пирогова в развитие анатомии человека.

Н.И. Пирогов (1810 – 1881) – создатель топографической анатомии. Ввел в анатомию метод распилов замороженных трупов для изучения точного взаиморасположения органов. Выдающийся хирург, придавал огромное значение знанию анатомии. Николай Иванович Пирогов явился одним из родоначальников военно-полевой хирургии, а также внес неоценимый вклад в развитие топографической анатомии. Благодаря деятельности Н.И. Пирогова, медицина вообще и анатомия в частности, сделали гигантский скачок в своем развитии. Н.И.Пирогов (1810-1881) добился огромных успехов в развитии хирургической анатомии. Мировую славу ему создало сочинение «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций» (1837). Он ввел в анатомию новый метод исследования — последовательные распилы замороженных трупов («ледяная анатомия») и на основании этого метода написал «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела» (1843-1848) и атлас «Топографическая анатомия, иллюстрированная разрезами, проведенными через замороженное тело человека в трех направлениях» (1851-1859). Это были первые руководства по топографической анатомии. Вся деятельность Н.И. Пирогова составила эпоху в развитии медицины и анатомии. Операции и оперативные приемы, изобретенные Пироговым, используются в хирургии до сих пор. Будущие медики учатся по пособиям, начало которым лежит все в тех же трудах Пирогова.

4. П.Ф. Лесгафт – основоположник функционального направления в анатомии.

П.Ф. Лесгафт (1837 – 1909) – наиболее крупный после Н.И. Пирогова анатом России. Привел ряд доказательств влияния внешней среды, физических упражнений на структуры организма. Призывал к изучению анатомии живого человека. Выдающимся исследователем в области функциональной ана¬томии и теории физического воспитания был П. Ф. Лесгафт (1837—1909) — автор фундаментального труда «Основы теоре¬тической анатомии». П. Ф. Лесгафт является основоположником теоретической анатомии в России. Он описал закономерности перестройки костного вещества под влиянием мышечной тяги, сформулировал принципы развития кровеносных сосудов и их взаимоотношений в зависимости от строения и функции органов, показал значение анастомозов между артериями в кровоснаб¬жении органов и частей тела

5. Скелет: определение, источники и стадии развития, функциональная роль.

Скелет – комплекс плотных образований, обеспечивающих форму тела и органов, защиту, разграничение, опору и движение в пространстве. Филогенез скелета: перепончатая стадия, хрящевая стадия, костная стадия. Онтогенез скелета: 4-5-неделя в/утробного развития – соединительнотканная стадия развития скелета; 6-7-неделя – хрящевая стадия; 7-8-неделя – появляется костная ткань (костная стадия). С 8-недели закладка первичных (диафизарных) точек окостенения. На 9- месяце в/ утробного развития начинается закладка вторичных точек (эпифизарных) окостенения. Функции скелета:  Механические: опорная, защитная, двигательная.  Биологические: участие в обмене веществ, кроветворная.

6. Кость: определение, классификация, строение.

Закономерности строения костей по П.Ф. Лесгафту:  Губчатое вещество образуется в местах наибольшего сжатия или растяжения.  Степень развития костной ткани пропорционально деятельности мышц связанных с данной костью.  Трубчатое и арочное строение кости обеспечивает наибольшую прочность при минимальной затрате костного материала.  Внешняя форма костей зависит от давления на них окружающих тканей и органов.  Перестройка кости происходит под влиянием внешних сил. Классификация костей по развитию: первичные, вторичные. Классификация костей форме и функции: трубчатые, губчатые, плоские, смешанные, воздухоносные, сесамовидные. Кость как орган состоит из костной ткани (компактное и губчатое вещество), сверху покрыта надкостницей, внутри находится костномозговая полость.

studfiles.net

Вклад Пирогова в развитие анатомии

Поиск Лекций

Биография

Николай Иванович Пирогов родился 13 ноября 1810 года в Москве, в семье казначейского чиновника. Семья Пироговых была патриархальной, устоявшейся, крепкой. Николай был тринадцатым ребенком в ней.После домашнего обучения в 11 лет он был помещен в частный пансион, где в совершенстве овладел немецким, французским, латинским, греческим языками.После того как отец Николая ушел в отставку, семья была разорена, надвигалась бедность. Пришлось оставить пансион. По совету семейного врача Пироговых профессора хирургии и анатомии Московского университета Е.О. Мухина Николая Ивановича начали готовить для поступления в университет. После успешной сдачи экзаменов он был зачислен на медицинский факультет. Студенту было 14 лет. По совету профессора Е.О. Мухина отец с большим трудом «выправил» в документе возраст Николаю (пришлось кое-кому «подмазать») с четырнадцати на шестнадцать лет. В Московский университет принимали с шестнадцати лет. Он аккуратно посещает лекции, в перерывах между ними нередко бывает в общежитии для студентов, где встречает группу молодых людей, в которых сочетались острый интерес ко всему передовому и свободомыслие. В «Дневнике старого врача» Николай Иванович писал: «Жили, гуляли, учились, бесились по-своему... запрещенные цензурой вещи ходили по рукам, читались студентами жадно и во всеуслышание». В 1825 г. умер отец, семья нищенствовала. В 1828 г. Н.И. Пирогов окончил университет и получил звание лекаря I разряда.

 

Путь Пирогова к врачебной деятельности начался в раннем детстве. Дело в том,что в детстве на маленького Колю произвел впечатление известный в Москве доктор Ефрем Осипович Мухин. Мухин начинал как военный врач еще при Потемкине. Он был деканом отделения врачебных наук, к 1832 году написал 17 трактатов по медицине. Доктор Мухин лечил брата Николая от простуды. Он часто навещал их дом, и всегда, по случаю его приезда, в доме возникала особая атмосфера. Николаю так понравились завораживающие манеры эскулапа, что он стал играть с домашними в доктора Мухина. По многу раз он выслушивал всех домашних трубкой, покашливал и, подражая мухинскому голосу, назначал лекарства. Николай так заигрался, что действительно стал врачом. Знаменитым русским хирургом, педагогом и общественным деятелем, создателем русской школы хирургии.

 

По окончании университета он отправился в город Дерпт (Юрьев) для подготовки к профессорскому званию, где занимался анатомией и хирургией под руководством профессора Ивана Филипповича Мойера. 31 августа 1832 года Николай Иванович защитил диссертацию: «Является ли перевязка брюшной аорты при аневризме паховой области легко выполнимым и безопасным вмешательством?» В этой работе он поставил и разрешил ряд принципиально важных вопросов, касающихся не столько техники перевязки аорты, сколько выяснения реакций на это вмешательство как сосудистой системы, так и организма в целом. Своими данными он опроверг представления известного в то время английского хирурга А. Купера о причинах смерти при этой операции.

В 1833—1835 годах Пирогов находился в Германии, где продолжал изучать анатомию и хирургию. В 1836 году он был избран профессором кафедры хирургии Дерптского (ныне Тартусский) университета. В это время он уделил большое внимание анатомии.

Вклад Пирогова в развитие анатомии

Известен метод Пирогова «ледяной скульптуры». Поставив перед собой задачу — выяснить формы различных органов, их взаиморасположение, а также смещение и деформацию их под влиянием физиологических и патологических процессов, Пирогов разработал особые методы анатомического исследования на замороженном человеческом трупе. Последовательно удаляя долотом и молотком ткани, он оставлял интересовавший его орган или систему их. В других случаях специально сконструированной пилой Пирогов делал серийные распилы в поперечном, продольном и переднезаднем направлениях.

«Пироговские срезы» - метод использующий распилы организма с целью получения сведений о взаиморасположении органов относительно друг друга, а также о тканевых соотношениях.В результате проведенных исследований им был создан атлас «Топографическая анатомия, иллюстрированная разрезами, проведенными через замороженное тело человека в трех направлениях», снабженный пояснительным текстом.Указанный труд принес Пирогову мировую славу. В атласе было дано не только описание топографического соотношения отдельных органов и тканей в различных плоскостях, но и впервые показано значение экспериментальных исследований на трупе.Этот атлас и предложенная Пироговым методика стали основой всего последующего развития оперативной хирургии. В эти годы Пирогов также написал свой классический труд «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций». Н. И. Пирогов говорил, что хирург должен заниматься анатомией, так как без знания анатомии человеческого тела хирургия не может развиваться, но знания анатомии должны сочетаться с хирургической техникой.

В 1843 г. выходит капитальный труд Н.И. Пирогова «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела с рисунками» (анатомия описательная, физиологическая и хирургическая). О грандиозности работы можно судить по атласу, где было зарисовано с натуры 500 патологоанатомических препаратов и представлено 100 анатомических рисунков. За этот труд он удостоен Большой Демидовской премии Российской академии наук.

В 1846 году по проекту Пирогова в Медико-хирургической академии был создан первый в России анатомический институт, что позволило студентам и врачам заниматься прикладной анатомией, упражняться в производстве операций, а также вести экспериментальные наблюдения.

Не осталась без внимания Пирогова патологическая анатомия. Его известный труд «Патологическая анатомия азиатской холеры» (атлас 1849 г., текст 1850 г.), удостоенный Демидовской премии, и сейчас является непревзойденным исследованием.

В экспериментальных работах Н.И. Пирогов решал главную проблему по восстановлению кровообращения через коллатеральные сосуды при постепенном выключении основной магистрали (брюшной аорты), интересовался развитием сосудов в тканях, соединенных швами (шов ахиллова сухожилия). Великолепно владел техникой препарирования, перевязками, инъекциями живых и мертвых сосудов. Структуры головного мозга изучал на замороженных разрезах и установил, что к мышцам-антагонистам всегда приходят для иннервации разные нервы. Впервые обратил внимание на фазность наркоза, установил реактивные изменения нервных волокон от эфира и хлороформа. С учетом топографии нервных стволов Н.И. Пирогов предложил точные ориентиры, исключающие повреждение нервов, их ветвей и связей при операциях.

«Анатомия — писал Н. И. Пирогов, — не составляет, как многие думают, одну только азбуку медицины, которую можно без вреда и забыть, когда мы научимся кое-как читать по слогам; изучение её также необходимо для начинающего учиться, как и для тех, которым доверяется жизнь и здоровье других».

 



poisk-ru.ru

ПИРОГОВА МЕТОДЫ — Большая Медицинская Энциклопедия

ПИРОГОВА МЕТОДЫ (Н. И. Пирогов, отечественный хирург и анатом, 1810—1881) — методы изготовления анатомических препаратов из предварительно замороженных трупов в виде срезов различной толщины, проводимых через замороженный труп в различных плоскостях (метод распилов), и «ледяной скульптуры» («скульптурная анатомия»). Предложены Н. И. 11 и роговым в 1851 г. Эти методы дали возможность представить действительное взаимоотношение органов и тканей и явились значительным вкладом в развитие топографической анатомии (см.).

Рис. 1. Поперечный распил тела на уровне XII грудного позвонка по Пирогову: 1 — диафрагма и поперечная мышца живота, 2 — головка поджелудочной железы, 3 — воротная вена, 4 — общий желчный проток, 5 — нисходящая часть двенадцатиперстной кишки, 6 — нижняя полая вена, 7 — печень и желчный пузырь, 8 - Тело XII грудного позвонка, 9 — XII ребро, 10 — брюшная аорта, 11 — левая почка и надпочечник, 12 — селезенка, 13 — хвост поджелудочной железы, 14 — петли тонкой кишки, 15 — нисходящая ободочная кишка, 16 —поперечная ободочная кишка, 17 — восходящая ободочная кишка.

Распилы трупов, замороженных жри температуре не выше —15°, производят в избранной плоскости пилой-ножовкой. После отпиливания пласта нужной толщины (практически не менее 1 см) срез моют щеткой в холодной воде для удаления жира. Полученный распил далее фиксируют и монтируют. В современных модификациях подобные пластинчатые препараты заключают в пластмассу (см. Препараты анатомические). Их применяют для изучения взаиморасположения органов в плоскостной проекции (рис. 1).

Рис. 2. Топографо-анатомические взаимоотношения печени, сердца, желудка, левого изгиба ободочной кишки, показанные методом скульптурной анатомии по Пирогову: 1, 2, 3,4,5 — реберные хрящи III—VII ребер, 6 — печень, 7 — сердце, 8 — левый изгиб ободочной кишки, 9 — желудок (диафрагма, легкие, передняя брюшная стенка удалены).

При изготовлении препаратов методом «скульптурной анатомии» долотом последовательно удаляют замороженные ткани, оставляя те органы, к-рые необходимо показать. Эти препараты применяются для изучения объемных соотношений органов (рис. 2).

Используя указанные методы, Н. И. Пирогов подготовил и издал атлас «Anatome topographica sectionibus per corpus humanum congelatum triplici directione ductis illustrata» (1852—1859). Описание метода распилов было опубликовано H. И. Пироговым под названием «Анатомия разрезов» (Отечественные записки, 1860).

С. С. Михайлов.

xn--90aw5c.xn--c1avg