Пирогов хирург


Хирург-мыслитель. Николай Иванович Пирогов » Военное обозрение

13 ноября 1810 года в семье казначея провиантского депо города Москвы Ивана Ивановича Пирогова произошло очередное, довольное частое здесь торжество — на свет появился тринадцатый ребенок, мальчик Николай.

Обстановка, в которой прошло его детство, была весьма благоприятной. Отец, прекрасный семьянин, горячо любил своих детей. Средств к жизни у них было более чем достаточно — Иван Иванович сверх немалого жалованья занимался ведением частных дел. Жили Пироговы в собственном домике в Сыромятниках. Во время наступления французов их семья бежала из Москвы, переждав оккупацию во Владимире. По возвращении в столицу отец Николая выстроил новый дом с небольшим, но ухоженным садом, в котором резвились дети.

Одной из любимых забав Николая была игра в доктора. Своим возникновением она была обязана болезни его старшего брата, к которому пригласили известного столичного врача, профессора Ефрема Мухина. Обстановка посещения знаменитости вкупе с поразительным эффектом лечения произвели сильнейшее впечатление на шустрого и развитого мальчугана. После этого маленький Николай часто просил кого-нибудь из домашних прилечь в кровать, а сам принимал важный вид и щупал у мнимого больного пульс, смотрел его язык, а после садился за стол и «писал» рецепты, одновременно объясняя, как принимать лекарства. Данное представление забавляло близких и вызывало частые повторения. Будучи взрослым, Пирогов писал: «Уж не знаю, получил бы я такое желание играть в лекаря, если б вместо скорого выздоровления мой брат умер».

В шесть лет Николай выучился грамоте. Чтение детских книг явилось для него настоящим наслаждением. Особенно нравились мальчику басни Крылова и «Детское чтение» Карамзина. До девяти лет развитием Николая занималась мать, а после он был передан в руки учителей. В двенадцать лет Пирогов был направлен в частный пансион Василия Кряжева, пользовавшийся очень хорошей репутацией. Пирогов сохранил светлые воспоминания о своем пребывании в этом месте, особенно о директоре — Василии Степановиче. Во время нахождения в пансионе Николай Иванович основательно изучил русский и французский языки.

В первые два года обучения мальчика на семью Пироговых обрушилось множество несчастий — преждевременно скончались его брат и сестра, другой брат был обвинен в растрате казенных денег, а в довершение всего вынужденный уход в отставку отца Ивана Ивановича. Материальное положение Пироговых сильно пошатнулось, и Николая пришлось забрать из пансиона, плата за обучение в котором была довольно высока. Не желая портить будущее мальчика, весьма способного, по отзывам учителей, его отец обратился за советом к профессору Мухину. Пообщавшись с Николаем, Ефрем Осипович посоветовал его отцу готовить подростка к вступительному экзамену на медфак Московского университета.

Для подготовки к экзамену был приглашен некий Феоктистов — студент медицины, добродушный и веселый человек. Студент переехал к Пироговым в дом и учил Николая в основном латинскому языку. Их занятия не были обременительными и продвигались успешно. Пирогов писал: «Поступление в университет было для меня колоссальным событием. Я, словно солдат, идущий на смертельный бой, поборол волнение и ступал хладнокровно». Испытание прошло благополучно, экзаменаторы остались удовлетворены ответами юноши. К слову, на экзамене присутствовал и сам профессор Мухин, что подействовало на Николая ободряющим образом.

Московский университет в двадцатых годах девятнадцатого века являл собою безотрадное зрелище. Преподаватели за весьма редкими исключениями отличались отсутствием знаний, бездарностью и чиновничьим отношением к процессу преподавания, внося в него, по выражению самого Пирогова, «комический элемент». Обучение было абсолютно лишено демонстрационного характера, а лекции читались по наставлениям 1750-х годов, несмотря на то, что имелись гораздо более новые учебники. Наибольшее влияние на Николая Ивановича оказали профессор физиологии Ефрем Мухин, являющийся также специалистом по внутренним заболеваниям и имеющий громадную практику в Москве, и профессор анатомии Юст Лодер — оригинальная личность и европейская знаменитость. Его наука заинтересовала Пирогова, и он с энтузиазмом занимался анатомией, однако лишь теоретически, поскольку практических занятий на трупах в ту пору не существовало.

Гораздо более сильное влияние на Николая оказали его старшие товарищи. Из-за отдаленности жилища Пироговых от университета юноша проводил обеденные часы у своего бывшего наставника Феоктистова, который проживал в комнате общежития под номером 10 вместе с пятью своими товарищами. Пирогов говорил: «Чего я только не наслушался и не насмотрелся в десятом нумере!» Студенты разговаривали о медицине, спорили о политике, читали запрещенные стихотворения Рылеева, а также проводили дикие кутежи после получки денег. Влияние «десятого нумера» на Николая Ивановича было огромно, оно расширило его кругозор и определило умственный и нравственный перелом в одаренной натуре будущего хирурга.

В мае 1825 года внезапно умер отец Пирогова. Спустя месяц после его кончины семья Пироговых лишилась дома и всего имущества в уплату долгов частным кредиторам и казне. Выброшенным на улицу помог троюродный дядя — Андрей Назарьев, заседатель московского суда, уступившей осиротевшей семье мезонин с тремя комнатами в своем доме. Мать и сестры устроились на работу, а Пирогов продолжил учебу в университете. К счастью, расходы на обучение в то время были невелики — платы за посещение лекций не существовало, а мундиров еще не ввели. Позднее, когда они появились, сестры из старого фрака сшили Николаю куртку с красным воротником, и он, дабы не обнаруживать несоблюдение формы, на лекциях сидел в шинели, выставляя напоказ лишь красный воротник и светлые пуговицы. Так, лишь благодаря самоотверженности сестер и матери, будущему светилу отечественной медицины удалось окончить университетский курс.

В конце 1822 года вышло Высочайшее повеление об организации на базе Дерптского универстета профессорского института, состоящего «из двадцати природных россиян». Данная идея была вызвана необходимостью обновления научно подготовленными силами состава профессоров четырех отечественных университетов. Выбор кандидатов предоставлялся советам этих университетов. Однако перед отправлением за границу все будущие профессора должны были за казенный счет побывать в Санкт-Петербурге и пройти в Академии наук контрольное испытание по своей специальности. После того, как Московский университет получил письмо министра о подборе кандидатов, Мухин вспомнил о своем протеже и предложил ему отправиться в Дерпт. Пирогов ввиду того, что окончание курса не сулило ему никаких перспектив из-за отсутствия связей и средств, сразу же согласился и выбрал своею специальностью хирургию. Николай Иванович писал: «Почему не анатомию? Подсказал какой-то внутренний голос, что кроме смерти есть еще и жизнь». В мае 1828 Пирогов успешно сдал экзамены на лекаря первого отделения, а спустя два дня вместе с остальными шестью кандидатами Московского университета отправился в Санкт-Петербург. Экзаменовал Пирогова профессор Буш, приглашенный из Медико-хирургической академии. Экзамен прошел благополучно и за пару дней до начала второго семестра 1828 года Николай Иванович и его товарищи прибыли в Дерпт.

В этом городе Пирогов познакомился с профессором Иоганном Христианом Мойером, занимавшим кафедру хирургии в местном университете и бывшим, по мнению самого Николая Ивановича, высокоталантливой и замечательною личностью. Лекции Мойера отличались простотой и наглядностью изложения, он также обладал изумительной хирургической ловкостью — не суетливой, не смешной и не грубой. В Дерпте будущий хирург прожил пять лет. Он старательно изучал хирургию и анатомию, а редкие свободные часы предпочитал проводить в доме у Мойеров. К слову, часто бывая в гостях у профессора, Пирогов познакомился там с выдающимся поэтом Василием Жуковским.

В Дерпте, Пирогову, ранее никогда не занимавшемуся практической анатомией, пришлось взяться за операции на трупах. А спустя некоторое время он, стараясь решить ряд вопросов клинической хирургии, начал экспериментировать с животными. Впоследствии Николай Иванович всегда говорил, что перед тем как подвергнуть живого человека оперативному вмешательству, он должен выяснить, как перенесёт аналогичное вмешательство организм животного. Результаты его самостоятельных занятий не заставили себя долго ждать. На медицинском факультете был объявлен конкурс на лучшую хирургическую статью, посвященную перевязке артерий. Решив написать на эту тему, Пирогов с головой ушел в работу — целыми днями он препарировал и перевязывал артерии у телят и собак. Представленный им объемный труд, написанный целиком на латинском языке и включающий в себя рисунки с натуры, был удостоен золотой медали, а об авторе заговорили студенты и профессора.

Самостоятельные исследования в клинике, анатомическом институте и дома отбили у Николая Ивановича желание посещать лекции, на которых он постоянно терял суть повествования и засыпал. Посещение теоретических занятий молодой ученый считал пустой тратой времени, «украденного от занятий специальным предметом». Несмотря на то, что Пирогов практически не занимался медицинскими науками, не имеющими отношения к хирургии, в 1831 году он благополучно сдал докторский экзамен, после чего отправился в Москву, чтобы повидать своих сестер и старушку-мать. Любопытно, что для поездки ему потребовалась довольно значительная сумма денег, которой Николай Иванович, живущий на маленькое жалованье и едва сводящий концы с концами, не располагал. Ему пришлось продать свой старый самовар, часы и несколько ненужных книг. Вырученных денег хватило, чтобы нанять случайно подвернувшегося возчика подводы, направляющегося в Москву.

По возвращении из столицы Пирогов принялся за написание докторской диссертации на тему перевязки брюшной аорты, а 30 ноября 1832 молодой ученый успешно защитил ее и был удостоен степени доктора медицины. Вскоре после этого он был отправлен на два года в Германию. В Берлине Николай Иванович слушал лекции известного хирурга Руста, работал у профессора Шлемма, вел больных в клинике у Грефе, а также занимался хирургией у Диффенбаха, известного своими уникальными пластическими операциями. По словам Пирогова, изобретательность Диффенбаха была беспредельна — каждая его пластическая операция была импровизацией и отличалась чем-нибудь совершенно новым в этой области. Про другого хирурга, Карла Грефе, Пирогов писал, что шел к нему, «дабы увидеть виртуоза-оператора, истинного маэстро». Операции Грефе поражали всех чистотою, аккуратностью, ловкостью и фантастическою скоростью. Ассистенты Грефе наизусть знали все его требования, привычки и хирургические замашки, без слов и разговоров выполняя свою работу. Практиканты в клинике Грефе также допускались к производству хирургических вмешательств, но лишь способами, разработанными самим Грефе, и только изобретенными им инструментами. Пирогову выпало сделать у него три операции, и немецкий врач остался удовлетворен его техникой. Пирогов же писал: «Однако он не знал, что все операции я выполнил бы в десять раз лучше, если бы мне разрешили оставить его неуклюжие и несподручные для меня инструменты».

Незадолго до отъезда из Берлина Николай Иванович получил из министерства запрос, в каком университете он желал бы занять кафедру. Не задумываясь, Пирогов ответил, что, конечно же, в Москве. Затем он информировал свою мать, чтобы она заранее подыскала ему квартиру. С такими надеждами в мае 1835 года Пирогов возвращался в Россию, однако по дороге он внезапно расхворался и совершенно больной остановился в Риге. Живший там попечитель Дерптского университета, бывший в то же время остзейским генерал-губернатором, со всеми возможными удобствами поместил Пирогова в огромный военный госпиталь, где он и выздоравливал в течение всего лета. В сентябре молодой хирург покинул Ригу, однако перед тем как вернуться на родину решил на несколько дней заехать в Дерпт, дабы повидать Мойера и прочих знакомых. Здесь он узнал поразившую его новость о назначении на московскую кафедру другого талантливого отечественного врача Федора Иноземцева. Пирогов писал: «Сколько счастья доставляло моей бедной матери, сестрам и мне мечтать о том дне, когда я, наконец, явлюсь, дабы отблагодарить их за все их заботы обо мне в трудное время нищенства и сиротства! И внезапно все счастливые надежды пошли прахом…».

В полном неведении касательно своей дальнейшей судьбы Николай Иванович остался в Дерпте, начав посещать местную хирургическую клинику. В ней Пирогов блестяще провел целый ряд крайне трудных операций, на многих из которых присутствовали зрители из числа слушателей института. Вот как он описывал удаление камня у одного пациента: «…набралось множество людей посмотреть, как я сделаю литотомию у живого. Подражая Грефе, я поручил ассистенту держать каждый инструмент наготове между пальцами. Многие зрители вынули часы. Раз, два, три — через две минуты камень был извлечен. «Это удивительно», — говорили мне со всех сторон».

Эскиз И. Е. Репина к картине «Приезд Николая Ивановича Пирогова в Москву на юбилей по поводу 50-летия его научной деятельности» (1881). Военно-медицинский музей, Санкт-Петербург, Россия

Спустя некоторое время Иоганн Мойер предложил Пирогову стать его преемником и занять кафедру хирургии в Дерптском университете. Николай Иванович с радостью принял предложение, дело перешло в Совет учебного заведения, а Пирогов уехал в Санкт-Петербург, дабы представиться министру и узнать окончательное решение. В Северной столице не любящий сидеть без дела врач посетил все госпитали и городские больницы, перезнакомился с множеством петербургских врачей и профессоров Медико-хирургической академии, провел ряд операций в больнице Марии Магдалины и Обуховской больнице.

В конце концов, в марте 1836 года Пирогов получил кафедру и был избран в экстраординарные профессора. Девизом 26-летнего преподавателя-хирурга стали слова: «Пусть учится лишь тот, кто желает учиться, — это дело его. Однако кто желает учиться у меня, тот обязан чему-нибудь научиться — это дело мое». Помимо обширных теоретических сведений по всякому вопросу, Пирогов старался дать своим слушателям наглядное представление изучаемого материала. В частности, на своих лекциях Николай Иванович стал проводить вивисекции и опыты над животными, что ранее в Дерпте никто и никогда не делал.

Характерною чертою, делающей Пирогову как клиническому воспитателю величайшую честь, является его откровенные признания перед аудиторией собственных ошибок. В 1838 году ученый выпустил книгу «Анналы хирургической клиники», содержащую собрания его лекций, а также описания интересных случаев, наблюдавшихся в клинике за первые годы его профессорства. В данной исповеди Николай Иванович откровенно признавался в своих ошибках при лечении больных. Очень скоро Пирогов стал у молодых медиков любимым профессором, а послушать его остроумные и содержательные лекции приходили студенты совсем немедицинских факультетов.

Помимо преподавательской деятельности Пирогов предпринял научную поездку в Париж, каждые каникулы совершал хирургические экскурсии в Ревель, Ригу и некоторые другие балтийские города. Мысль о подобных хирургических набегах родилась у ученого в 1837, когда из соседних губерний к нему стали поступать просьбы о принятии больных. В свои, как говорил сам Пирогов «Чингисхановы нашествия», он брал нескольких ассистентов, а местные пасторы и врачи заранее всенародно объявляли о прибытии дерптского лекаря.

Пирогов проработал в Дерпте пять лет (с 1836 по 1841 год), издав за этот период два тома клинических анналов и уникальную «Хирургическую анатомию артериальных стволов и фасций», стяжавшую ему известность в медицинской среде. Однако скромное положение профессора небольшой клиники провинциального университета не могло полностью удовлетворить жажду кипучей деятельности, которую испытывал хирург. И в скором времени Николаю Ивановичу представилась возможность изменить текущее положение дел.

В 1839 году известный профессор Санкт-Петербургской медико-хирургической академии Иван Буш вышел в отставку. В академии оказалась вакантным кафедра хирургии, на которую и стали звать Пирогова. Однако Николай Иванович считал хирургическую профессуру без клиники бессмыслицей и долго не соглашался занять кафедру. В конце концов, он предложил оригинальную комбинацию, заключавшуюся в создании в академии новой кафедры госпитальной хирургии, а также организации, помимо обыкновенных, специальных госпитальных клиник.

Этот проект был принят Клейнмихелем, и в 1841 году Пирогов перешел в Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию на должность профессора прикладной анатомии и госпитальной хирургии. Кроме того он был назначен главой хирургического отделения Второго военно-сухопутного госпиталя, находящегося в той же местности и принадлежавшего тому же ведомству, что и академия.

Осмотрев свои новые владения, Николай Иванович пришел в ужас. Огромные плохо вентилируемые палаты на 70-100 кроватей были переполнены больными. Для операций не имелось ни одного отдельного помещения. Тряпки под компрессы и припарки фельдшеры без зазрения совести переносили от ран одного пациента к другому. А отпускавшиеся продукты вообще были ниже всякой критики. Воровство достигло небывалых размахов, на виду у всех мясной подрядчик развозил мясо по квартирам сотрудников госпитальной конторы, а аптекарь сбывал на сторону запасы лекарств.

После приезда Пирогова административное «военно-ученое болото» заволновалось. Обитавшие в нем гады всполошились и объединенными усилиями накинулись на нарушителя их безмятежной жизни, основанной на попрании гражданских законов и человеческих прав. Однако вскоре многие из них на собственной шкуре убедились, что перед ними человек крепчайших убеждений, человек, которого нельзя ни согнуть, ни сломать.

28 января 1846 года было утверждено решение об учреждении в академии специального анатомического института, директором которого также был назначен Пирогов. В феврале этого же года он получил семимесячный отпуск и, посетив Италию, Францию и Германию, привез оттуда всевозможные инструменты и приборы для новоучрежденного института, включая микроскопы, которых до того в академии не было. Впоследствии данный анатомический институт стяжал себе громкую известность в научных кругах и дал России целую плеяду блестящих хирургов и анатомов.

Профессорская деятельность Пирогова в Медико-хирургической академии длилась 14 лет. Это было время расцвета его таланта, время плодотворной и многосторонней практической и научной деятельности. Николай Иванович читал лекции и руководил занятиями врачей и студентов, с увлечением разрабатывал колоссальный анатомический материал, имевшийся в его распоряжении, продолжал занятия экспериментальной хирургией, ставя опыты на животных, работал консультантом крупных городских лечебниц — Марии Магдалины, Обуховской, Максимилиановской и Петропавловской. Возглавляемая им хирургическая клиника превратилась в высшую школу русского хирургического образования. Этому способствовал как необычайный дар преподавания Николая Ивановича, так и его высокий авторитет и несравненная техника при выполнении хирургических операций. Известный врач Василий Флоринский писал: «Хирургическую кафедру академии Пирогов поставил на такую высоту, которой она не достигала ни до, ни после него».В анатомическом институте Николай Иванович занялся исследованиями анестезии с помощью только что открытого хлороформного и эфирного наркоза.

Хирург изучал действие эфира на животных, а затем и на людях. С успехом внедрив эфирный наркоз в госпитальную и частную практику, Пирогов задумался о применении этеризации при оказании хирургической помощи на полях сражений. В то время неизменным театром военных действий являлся Кавказ, куда и отправился врач 8 июля 1847 года. По приезду на место знаменитый хирург осмотрел военно-лечебные заведения и госпитали, познакомил врачей с мероприятиями по этеризации, а также провел ряд публичных операций под наркозом. Любопытно, что Пирогов нарочно оперировал прямо посреди лагерных палаток, дабы раненые солдаты могли наглядно убедиться в болеутоляющем действии паров эфира. Подобные меры оказали на бойцов весьма благотворное влияние, они с охотой разрешали подвергать себя наркозу.

В конце концов, Николай Иванович прибыл в Самурский отряд, осадивший укрепленный аул Салта. Осада этого объекта продолжалась более двух месяцев, и именно в этом месте Пирогов впервые проявил себя как выдающийся военно-полевой хирург. Врачам действующих отрядов зачастую приходилось работать под ружейным огнем горцев, раненым оказывалась лишь самая неотложная помощь, а для операций их переправляли в стационарные госпитали. Пирогов же организовал при главной квартире отряда, примитивный полевой лазарет, в котором вместе со своими ассистентами проводил все перевязки и операции. Из-за простоты постройки, а лазарет представлял собой обычный шалаш из веток, покрытых соломой, работать врачам приходилось в согнутом положении тела или стоя на коленях. В дни штурмов их рабочая смена длилась по 12 часов, а то и более.

Вскоре после возвращения в Петербург известный хирург взялся за более мирную, однако не менее трудную задачу — изучение азиатской холеры, вспыхнувшей в Санкт-Петербурге в 1848 году. Чтобы лучше разобраться в этой в то время еще малоисследованной болезни, Николай Иванович организовал в своей клинике специальное холерное отделение. За время эпидемии он сделал свыше 800 вскрытий трупов, умерших от холеры, а результаты исследований изложил в солидном труде «Патологическая анатомия азиатской холеры», увидевшим свет в 1850 году. За эту работу, снабженную атласом с раскрашенными рисунками, Академия наук присудила хирургу полную Демидовскую премию.

А вскоре началась Восточная война. Войска союзников вступили в пределы России, а английские и французские пушки обстреливали Севастополь. Пирогов, как истинный патриот, объявил, что «готов на боевом поле употребить все свои познания и силы для пользы армии». Просьба его долго ходила по различным инстанциям, но в итоге, благодаря помощи Великой княгини Елены Павловны, первый хирург России в октябре 1854 года отправился на театр военных действий. Вместе с ним в путь тронулся целый отряд врачей, набранных им преимущественно в Санкт-Петербурге, а вслед за ними выехали сестры милосердия в составе двадцати восьми человек.

В начале ноября Пирогов добрался до Севастополя. Он писал: «Я никогда не забуду первого въезда в город. Весь путь от Бахчисарая на протяжении тридцати верст была загроможден транспортами с фуражом, орудиями и ранеными. Лил дождь, ампутированные и больные лежали на подводах, дрожали от сырости и стонали; люди и животные едва передвигались по колено в грязи; на каждом шагу валялась падаль». Основная масса раненых перевозилась в Симферополь. Госпитальных помещений в городе не хватало, и больных размещали в пустующих частных домах и казенных зданиях, где раненые почти не имели за собой ухода. Чтобы хоть немного облегчить их положение, Николай Иванович оставил всю первую группу сестер в Симферополе, а сам отправился в Севастополь. Там он впервые с целью сохранения поврежденных конечностей стал использовать гипсовую повязку. Также Пирогову принадлежит разработка системы сортировки раненых, сотнями поступающих на перевязочный пункт. Благодаря введению разумной и простой сортировки скудные рабочие силы не распылялись, а дело помощи пострадавшим в бою шло толково и быстро. К слову, все время нахождения в Севастополе Пирогову приходилось работать и жить под пушечными выстрелами, однако это не имело никакого влияния на расположение его духа. Напротив, очевидцы отмечали, что чем утомительнее и кровавее был день, тем сильнее он был расположен к шуткам и беседам.

Вот как сам Николай Иванович описывал главный перевязочный пункт во время второй бомбардировки города: «К входу беспрестанно тянулись ряды носильщиков, кровавый след указывал им дорогу. Приносимые целыми рядами складывались вместе с носилками на паркетном полу, на целые полвершка пропитанном запекшеюся кровью; в зале громко раздавались крики и стоны страдальцев, приказания распоряжающихся, последние вздохи умирающих…. Кровь лилась на трех столах при производстве операций; ампутированные члены грудами лежали в ушатах». Некоторое представление о размахе деятельности, которую Пирогов проявил в Севастополе, дает тот факт, что одних только ампутаций, проведенных под его наблюдением или им лично, было около пяти тысяч, а без его участия — всего около четырехсот.

1 июня 1855 года Пирогов, измученный нравственно и физически, покинул Севастополь и вернулся в Санкт-Петербург. Проведя лето в Ораниенбауме, в сентябре Николай Иванович снова возвратился в разрушенный город, где застал массу раненых после атаки Малахова кургана. Основную деятельность хирург перенес из занятого врагами Севастополя в Симферополь, стараясь всеми силами наладить госпитальный уход, а также дальнейшую транспортировку искалеченных людей. Считая неблагоприятным скопление огромного количества раненых в местах расположения действующих войск, Пирогов предложил уникальную систему рассредоточивания больных и их размещения в близлежащих городах и деревнях. Впоследствии эта система была блестяще применена пруссаками во франко-прусскую войну. Также весьма любопытно, что еще за год до Женевской конвенции выдающийся хирург предложил во время войн сделать медицину нейтральной.

Наконец, Восточная война окончилась. Севастополь — «Русская Троя» — лежала в развалинах, а Пирогов в глубоком размышлении остановился перед завершившейся исторической драмой. Хирург и врач, создавший в буквальном смысле слова школу хирургии в России, уступил место мыслителю и патриоту, чей ум отныне занимали не способы лечения увечий физических, а способы лечения увечий нравственных. Вернувшись из Крыма в декабре 1856 года, Пирогов оставил кафедру хирургии и вышел из состава профессоров академии.

Вскоре на страницах «Морского сборника» появились первые работы Николая Ивановича, посвященные одному из важнейших жизненных вопросов — воспитанию детей. Его статьи попались на глаза министра народного просвещения, который летом 1856 года предложил ему должность попечителя Одесского учебного округа. Известный хирург принял это предложение, заявив: «Попечитель в моих глазах не столько руководитель, сколько миссионер». В новой работе Николай Иванович полагался лишь на свои собственные впечатления, не желая иметь посредников в лице директоров. На уроках истории, латинского языка, физики и русской словесности — тех предметов, которые Пирогов любил и знал, — он сидел до конца, часто задавая вопросы учащимся. Очевидец писал: «Как сейчас, вижу невысокую фигуру с крупными седыми баками, с густыми бровями, из-под которых выглядывали два проницательных глаза, пронизывающих человека насквозь, как будто ставящих ему духовный диагноз…». Пирогов пробыл в Одессе недолго, но за это время успел организовать в гимназиях литературные беседы, ставшие впоследствии очень популярными. Кроме того он не оставлял медицины — бедные ученики, не имевшие денег на докторов, часто обращались к нему в качестве пациентов.

Н. И. Пирогов в день смерти/center]

В июле 1858 года Николай Иванович был переведен в Киевский округ. Вскоре после приезда в Киев новый попечитель решил внести в педагогический строй чувство законности. Благодаря его усилиям был созван комитет для организации «Правил» о наказаниях и проступках учеников гимназий. Выработанные таблицы наказаний и проступков висели «к всеобщему сведению» в каждом классе всех учебных заведений округа, ограничив творимый учащимися людьми произвол и бесчинства. Кроме того, в Киеве Пирогов также устроил литературные беседы, с его приездом в замещении вакансий учителей перестала играть роль протекция, которую заменили конкурсы. Новый попечитель значительно расширил гимназические библиотеки и предоставил многим учителям возможность отправиться за границу для повышения квалификации.

К сожалению, вскоре «слишком гуманный» администратор остался не у дел — 13 марта 1861 года Пирогова уволили с занимаемой должности. Однако уже в 1862 году Николай Иванович был командирован за границу для присмотра за молодыми учеными из России. Эта деятельность была вполне ему по душе, и он выполнял свои новые обязанности со всей энергичностью, являясь, по выражению Николая Ковалевского, «для отечественной молодежи не формальным начальником, а живым примером, воплощенным идеалом». В числе ученых, посланных за границу, были натуралисты, медики, юристы, филологи. И все они считали необходимым обращаться за советами к прославленному хирургу.

Летом 1866 года Николай Иванович был освобожден от службы и перебрался в свое имение в поселке Вишня, расположенном неподалеку от города Винницы. Здесь он занимался сельскохозяйственными работами, а также вернулся к врачебной практике, организовав в селе небольшой госпиталь на тридцать больных и несколько хат-мазанок для размещения оперированных. Из разных мест, даже весьма отдаленных, к Пирогову приезжали больные, дабы попросить у великого русского хирурга совета или оперативной помощи. Кроме того Николая Ивановича постоянно приглашали на консультации.В конце лета 1870 года Пирогов внезапно получил письмо от Общества Красного Креста с просьбой осмотреть военно-санитарные заведения на театре франко-прусской войны. Уже в середине сентября Николай Иванович выехал за границу, где провел осмотр свыше 70 военных госпиталей с несколькими тысячами раненых. К слову и в медицинских, и в официальных сферах, выдающийся хирург повсюду встречал самый радушный и почетный прием — практически все немецкие профессора знали его лично. В заключение своей поездки Николай Иванович передал Обществу Красного Креста «Отчет о посещении военно-санитарных заведений» после чего снова отправился в свою деревню.

[center]Памятник в Москве

Снова вспомнили о нем спустя семь лет. Россия вела восточную войну, и император Александр II возложил на Пирогова задачу исследовать все санитарные учреждения в тылу действующей армии и на театре войны, а также способы транспортировки раненых и больных по железным и грунтовым дорогам. Хирургу пришлось осматривать места для питания и перевязок транспортируемых, в деталях знакомиться с организацией санитарных поездов и их влиянием на раненых при разных условиях. При осмотре складов Николай Иванович выяснял количества имеющихся запасов необходимых средств помощи, медикаментов, перевязочных средств, белья, теплой одежды, а также о своевременности и быстроте снабжения этими предметами. Всего с сентября 1877 года по март 1878 года 67-летный хирург проехал на санях и бричке свыше 700 километров. Собранный материал вкупе со своими заключениями Николай Иванович изложил в работе «Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии», изданной в 1879 году.В начале 1881 года у Пирогова во рту появились незаживающие язвочки. Профессор Склифосовский, первым осмотревший их, предложил провести операцию. Однако уже в Вене известный хирург Бильрот после скрупулезного исследования объявил язвы доброкачественными. Пирогов ожил, однако его спокойствие длилось недолго. Лето 1881 он провел в Одессе, чувствуя себя крайне плохо. За 26 суток до смерти в особом письме выдающийся хирург поставил себе собственный диагноз: «Ползучая раковая язва слизистой оболочки рта». 23 ноября Николая Ивановича не стало.

По материалам книги Ю.Г. Малиса «Николай Пирогов. Его жизнь, научная и общественная деятельность»

topwar.ru

Хирург Пирогов - это... Что такое Хирург Пирогов?

Никола́й Ива́нович Пирого́в (13 (25) ноября 1810, Москва — 23 ноября (5 декабря) 1881, с. Вишня, ныне в черте Винницы) — русский хирург и анатом, естествоиспытатель и педагог, член-корреспондент РАН.

Биография

Николай Иванович родился в Москве в 1810 году. Шестнадцатилетним мальчиком поступил на медицинский факультет Московского университета. Получив диплом, ещё несколько лет учился за границей. К профессорской деятельности Пирогов готовился в университете города Дерпта (Тарту). В то время этот университет считался лучшим в России. Здесь, в хирургической клинике, Пирогов проработал пять лет, блестяще защитил докторскую диссертацию и в возрасте всего лишь двадцати шести лет был избран профессором Дерптского университета (ныне Тартуский университет). Через несколько лет Пирогов был приглашён в Петербург, где возглавил кафедру хирургии в Медико-хирургической Академии. Одновременно Пирогов руководил организованной им клиникой госпитальной хирургии. Поскольку в обязанности Пирогова входило обучение военных хирургов, он занялся изучением распространённых в те времена хирургических методов. Многие из них были им в корне переработаны; кроме того, Пирогов разработал ряд совершенно новых приёмов, благодаря чему ему удавалось чаще, чем другим хирургам, избегать ампутации конечностей. Один из таких приёмов до настоящего времени называется «операцией Пирогова».

В поисках действенного метода обучения, Пирогов решил применить анатомические исследования на замороженных трупах. Сам Пирогов это называл «ледяной анатомией». Так родилась новая медицинская дисциплина — топографическая анатомия. Спустя несколько лет такого изучения анатомии, Пирогов издал первый анатомический атлас под заглавием «Топографическая анатомия, иллюстрированная разрезами, проведёнными через замороженное тело человека в трёх направлениях», ставший незаменимым руководством для врачей-хирургов. С этого момента хирурги получили возможность оперировать, нанося минимальные травмы больному. Этот атлас и предложенная Пироговым методика стали основой всего последующего развития оперативной хирургии.

В 1847 году Пирогов уехал на Кавказ в действующую армию, так как хотел проверить в полевых условиях разработанные им операционные методы. На Кавказе он впервые применил перевязку бинтами, пропитанными крахмалом. Крахмальная перевязка оказалась удобнее и прочнее, чем применявшиеся раньше лубки. Здесь же, в ауле Салты, Пирогов впервые в истории медицины начал оперировать раненых с эфирным обезболиванием в полевых условиях. Всего великий хирург провёл около 10 000 операций под эфирным наркозом (см. станица Прочноокопская).

Крымская война

В 1855 году, во время Крымской войны, Пирогов был главным хирургом осаждённого англо-французскими войсками Севастополя. Оперируя раненых, Пирогов впервые в истории мировой медицины применил гипсовую повязку, дав начало сберегательной тактике лечения ранений конечностей и избавив многих солдат и офицеров от ампутации. Во время осады Севастополя, для ухода за ранеными, Пирогов руководил обучением и работой сестёр Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия. Это тоже было нововведение по тем временам.

Важнейшей заслугой Пирогова является внедрение в Севастополе совершенно нового метода ухода за ранеными. Метод этот заключается в том, что раненые подлежали тщательному отбору уже на первом перевязочном пункте; в зависимости от тяжести ранений одни из них подлежали немедленной операции в полевых условиях, тогда как другие, с более лёгкими ранениями, эвакуировались вглубь страны для лечения в стационарных военных госпиталях. Поэтому Пирогов по справедливости считается основоположником специального направления в хирургии, известного как военно-полевая хирургия.

Поздние годы

Несмотря на героическую оборону, Севастополь был взят осаждающими, и Крымская война была проиграна Россией. Вернувшись в Петербург, Пирогов на приёме у Александра II рассказал императору о проблемах в войсках, а также об общей отсталости русской армии и ее вооружения. Царь не захотел прислушаться к Пирогову. С этого момента Николай Иванович впал в немилость и был «сослан» в Одессу на должность попечителя Одесского и Киевского учебных округов. Пирогов попытался реформировать сложившуюся систему школьного образования, его действия привели к конфликту с властями, и учёному пришлось оставить свой пост. Десять лет спустя, когда после покушения на Александра II в России усилилась реакция, Пирогов был вообще уволен с государственной службы даже без права на пенсию.

В расцвете творческих сил Пирогов уединился в своём небольшом имении «Вишня» неподалёку от Винницы, где организовал бесплатную больницу. Он ненадолго выезжал оттуда только за границу, а также по приглашению Петербургского университета для чтения лекций. К этому времени Пирогов уже был членом нескольких иностранных академий. Относительно надолго Пирогов лишь дважды покидал имение: первый раз в 1870 году во время прусско-французской войны, будучи приглашён на фронт от имени Международного Красного Креста, и второй раз, в 1877—1878 гг. — уже в очень пожилом возрасте — несколько месяцев работал на фронте во время русско-турецкой войны.

Деятельность в Русско-турецкой войне 1877-78 гг

Когда император Александр II посетил Болгарию в августе 1877 г., во время русско-турецкой войны 1877-1878, он вспомнил о Пирогове как о несравненном хирурге и лучшем организаторе медицинской службы на фронте. Несмотря на свой пожилой возраст (тогда Пирогову исполнились уже 67 лет), Николай Иванович согласился отправиться в Болгарию при условии, что ему будет предоставлена полная свобода действий. Его желание было удовлетворено, и 10 октября 1877 Пирогов прибыл в Болгарию, в деревню Горна-Студена, недалеко от Плевна, где располагалась главная квартира русского командования.

Пирогов организовал лечение солдат, уход за ранеными и больными в военных больницах в Свиштове, Згалеве, Болгарене, Горна-Студена, Велико-Тырново, Бохот, Бяла, Плевне. С 10 октября по 17 декабря 1877 г. Пирогов проехал свыше 700 км на бричке и санях, по территории в 12 000 кв. км., занятой русскими между реками Вит и Янтра. Николай Иванович посетил 11 русских военно-временных больниц, 10 дивизионных лазаретов и 3 аптечных склада, дислоцированных в 22 разных населённых пунктах. За это время он занимался лечением и оперировал как русских солдат, так и многих болгар.[1]

Последнее признание

В 1881 году Н.И. Пирогов стал 5-ым почетным гражданином Москвы «в связи с пятидесятилетней трудовой деятельностью на поприще просвещения, науки и гражданственности».

Пирогов умер от осложнений, вызванных удалением зуба, 23 ноября (5 декабря) 1881 в с. Вишня, ныне часть Винницы. Его тело забальзамировано и погребено в мавзолее в д. Вишня под Винницей. Во время Второй мировой войны, при отступлении советских войск, саркофаг с телом Пирогова был скрыт в земле, при этом поврежден, что привело к порче тела, впоследствии подвергнутого реставрации и повторному бальзамированию.

Значение

Эскиз художника Ильи Ефимовича Репина к его картине Приезд Николая Ивановича Пирогова в Москву на юбилей по поводу 50-летия его научной деятельности (1881). Военно-медицинский музей, Санкт-Петербург, Россия

Основное значение всей деятельности Пирогова состоит в том, что своим самоотверженным и часто бескорыстным трудом он превратил хирургию в науку, вооружив врачей научно обоснованной методикой оперативного вмешательства.

Богатая коллекция документов, связанных с жизнью и деятельностью Николая Ивановича Пирогова, его личные вещи, медицинские инструменты, прижизненные издания его произведений хранятся в фондах Военно-медицинского музея в Санкт-Петербурге, Россия. Особый интерес представляют 2-х томная рукопись ученого «Вопросы жизни. Дневник старого врача» и оставленная им предсмертная записка с указанием диагноза своей болезни.

В художественной коллекции музея хранится эскиз к картине «Приезд Н.И. Пирогова в Москву на юбилей по поводу 50-летия его научной деятельности (1881)», кисти другого русского гения художника И.Е.Репина. Это последнее прижизненное изображение Николая Ивановича Пирогова.

Память

В России

  • Имя Н. И. Пирогова носит Российский Государственный Медицинский Университет (РГМУ)
  • В честь Н. И. Пирогова назван астероид 2506 Pirogov.
  • В Москве именем Н. И. Пирогова названы две улицы. В районе Большой и Малой Пироговских улиц в Москве сосредоточены учебные и административные корпуса, а также клинические базы РГМУ и ММА им. Сеченова.
  • В Санкт-Петербурге Пироговская набережная - набережная Малой Невки от Литейного до Гренадерского моста. На набережную выходят фасады Военно-Медицинской Академии
  • В Новосибирском Академгородке улица Пирогова - это одна из главных улиц, на которой расположены университет, физматшкола и общежития.
  • В Самаре его именем названа городская больница.
  • В Оренбурге имя Н.И.Пирогова носит одна из городских больниц.
  • В Вологде есть улица Пирогова.
  • В Чебоксарах есть улица Пирогова.
  • В Воронеже есть улица Пирогова.
  • В 1947 году на Ленфильме был снят художественный фильм Пирогов.
  • В Ставрополе есть улица Пирогова.
  • Мурманский медицинский центр имени Пирогова.

На Украине

Памятник на территории Севастопольской городской больницы

  • В черте г. Винница в с. Пирогово размещена усадьба Пирогова, в которой находится забальзамированное тело Н. И. Пирогова;
  • В честь Н. И. Пирогова назван Винницкий национальный медицинский университет — ВНМУ им. М. И. Пирогова;
  • Улица Пирогова — самая длинная улица г. Винницы (8 км.), которая идет мимо усадьбы названа в честь Н. И. Пирогова;
  • Центральная городская больница Севастополя носит имя Николая Ивановича;
  • Имя Н. И. Пирогова носил Одесский медицинский институт (сейчас Одесский государственный медицинский университет)
  • Улица Пирогова в Киеве проходит от станции метро Университет (станция метро, Киев) до улицы Богдана Хмельницкого.

В Болгарии

Скульптурный портрет Н.И. Пирогова на фасаде больницы в Софии, носящей его имя.

Признательный болгарский народ воздвиг Н. И. Пирогову 26 обелисков, 3 ротонды и памятник в Скобелевском парке в Плевне. В деревне Бохот, на том месте, где стояла русская 69-я военно-временная больница, создан парк-музей «Н. И. Пирогов». [1]

Когда в 1951 г. в Софии была создана первая в Болгарии больница скорой медицинской помощи, она была названа именем Н. И. Пирогова. Позже больница многократно меняла свое имя, сначала на Институт скорой медицинской помощи, затем — Республиканский научно-практический институт скорой медицинской помощи, Научный институт спешной медицины и наконец — Многопрофильная больница для активного лечения и скорой помощи. А барельеф Пирогова при входе ни разу не менялась. Теперь в МБАЛСМ «Н. И. Пирогов» трудятся 361 врачей-ординаторов, 150 научных сотрудников, 1 025 медицинских специалистов и 882 людей, составляющих вспомогательный персонал. Все они гордо называют себя «пироговцы». Больница считается одна из лучших в Болгарии, и в ней лечатся свыше 40 000 стационарных и 300 000 амбулаторных пациентов в год. [2].

14 октября 1977 г. в Болгарии была напечатана почтовая марка «100 лет с прибытия академика Николая Пирогова в Болгарию». [3]

В Эстонии

Памятник в г. Тарту

Памятник в Тарту

Интересные факты

  • Когда Пирогов потребовал, чтобы русские хирурги оперировали в белых кипячёных халатах, ибо их обычная одежда может нести опасные микробы, его же коллеги упрятали его в сумасшедший дом. Однако его выпустили через три дня, не обнаружив нарушений в психике.
  • Незадолго до смерти ученый сделал еще одно открытие - предложил совершенно новый способ бальзамирования умерших. До наших дней в церкви села Вишни хранится набальзамированное этим способом тело самого Пирогова.

См. также

Ссылки

Источники

  1. ↑ 1 2 Николай Пирогов. автор: д-р Николай Марангозов, в. Дума (Болгария), 13.11.2003 г.
  2. ↑ МБАЛСМ «Н. И. Пирогов»
  3. ↑ 1977 (14 октомври). 100 г. от пребиваването на академик Николай Пирогов в България. Худ. Н. Ковачев. П. дълбок. Наз. Г 13. Листа (5х5). Н. И. Пирогов (руски хирург). 2703. 13 ст. Тираж: 150 000.

Wikimedia Foundation. 2010.

dal.academic.ru

Великий русский хирург Николай Пирогов

«Начала, внесённые в науку (анатомию, хирургию) Пироговым, останутся вечным вкладом и не могут быть стёрты со скрижалей её, пока будет существовать европейская наука, пока не замрёт на этом месте последний звук богатой русской речи». Н.В. Склифосовский

25 ноября 1810 г. в Москве родился Николай Иванович Пирогов — русский хирург и анатом, естествоиспытатель и педагог, создатель первого атласа топографической анатомии, член-корреспондент Санкт-Петербургской академии наук. Николай Пирогов впервые использовал новые методы врачевания во время Крымской войны и подарил миру военно-полевую хирургию и гипсование при переломах и наркоз (анестезию) в боевых условиях, женскую службу ухода за ранеными (сёстры милосердия), топографическую анатомию и остеопластику. Он неизменно соединял свои знания и медицинскую практику с государственным взглядом, бескомпромиссной гражданской позицией, горением сердца и любви к Родине. И этим близок двум другим русским титанам — Михаилу Ломоносову и Дмитрию Менделееву.

Пирогов-с-няней-Екатериной-Михайловной.-Худ.-А.-Сорока.

Отец Николая Пирогова — Иван Иванович служил казначеем. В семье Пироговых было четырнадцать детей, из них восемь умерло в младенчестве. Из шестерых детей оставшихся в живых в семье Пироговых Николай был самым младшим ребёнком.Получить медицинское образование Николаю Пирогову помог друг семьи, известный московский врач, профессор Московского университета Е. Мухин, который заметил способности мальчика и стал заниматься с ним индивидуально. В четырнадцать лет Николай Пирогов поступил на первый курс медицинского факультета Московского университета, прибавив себе два года. Пирогов учился легко, не смотря на то, что ему приходилось постоянно подрабатывать, чтобы помогать семье. Студент медицинского факультета смог поступить на должность прозектора в анатомический театр и эта работа давала ему бесценный опыт изучения анатомии человека и он обрёл уверенность в том, что хирургия — его призвание.

Пирогов в 14 лет поступил, а в 18 лет окончил Московский университет с отличными успехами, он направился в Юрьевский университет города Тарту, где находился одна из лучших в России хирургических клиник, где Николай Иванович работал пять лет над докторской диссертацией и в 22 года стал доктором наук. В 26 лет Николай Пирогов стал профессором хирургии. В своей диссертации Пирогов впервые изучил и описал расположение брюшной аорты у человека, расстройства кровообращения при перевязке аорты, пути кровообращения при непроходимости аорты, объяснил причины послеоперационных осложнений.

После пяти лет работы в Дерпте Николай Пирогов отправился учиться, в Берлин. Диссертация Пирогова была переведена на немецкий язык и прославленные хирурги, к которым он ехал учиться, почтительно склоняли головы перед новаторскими идеями русского хирурга.

Совсем еще молодым человеком, практикуясь в Дерпте, создал фундаментальный труд «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций», открывший новую эпоху в операциях на артериях и переведенный вскоре на все европейские языки. Позже в одном из писем жене он признался: «Люблю мою науку, как может сын любить нежную мать». 

Просиживая морозными ночами в прозекторской, Пирогов скрупулезно изучал внутреннюю «карту» человеческой плоти, малоизвестную тогдашним хирургам. Интересно, что этот монументальный медицинский труд нашёл воплощение в изобразительном искусстве под названием «Лежащее тело». С реально замороженного и препарированного Пироговым трупа молодого мужчины профессор анатомии Академии художеств Илья Буяльский снял гипсовый слепок, а выдающийся русский скульптор Пётр Клодт создал затем уникальную бронзовую скульптуру, копии которой были сделаны для многих академий западной Европы.

В голландском городе Геттингене Пирогов познакомился с выдающимся хирургом профессором Лангенбеком, который обучал его чистоте хирургических приёмов.

Гуманистические идеалы Николая Пирогова тесно связаны с просветительскими и романтическими мыслями Германии того времени, которые сформировали идеал морального сознания и философской значимости человеческих ценностей в жизни общества. Природу нравственных качеств, свойственных Пирогову и так поражавших его современников, таких, как внутренняя свобода, человеческое достоинство, уважение личности во всех сферах бытия, твердость в своих нравственных убеждениях и бескорыстие души, невозможно понять без понимания того, что эти черты сформировались во время жизни Николая Пирогова на Западе.

Возвращаясь в Россию домой, Пирогов тяжело заболел в дороге, и вынужден был остановиться в Риге. Едва Николай Пирогов поднялся с госпитальной койки, он взялся оперировать, и начал с ринопластики: безносому цирюльнику выкроил новый нос. За пластической хирургией последовали другие разнообразные операции, литотамия, ампутация, удаления опухолей. За время отсутствия Пирогова в Москве заведование медицинской кафедрой отдали другому кандидату.

Из Риги Николай Пирогов отправился снова в Дерпт, где получил хирургическую клинику и написал одно из самых своих значительных сочинений — «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций». Описание хирургических операций Николай Пирогов снабдил рисунками, не похожими на привычные в то время анатомические атласы и таблицы, которыми пользовались до хирурги.

Наконец, Николай Пирогов отправился во Францию, куда его не пустило начальство, пятью годами раньше. В парижских клиниках Николай Иванович не нашёл для себя ничего нового и неведомого. Едва оказавшись в Париже, Николай Пирогов поспешил к известному профессору хирургии и анатомии Вельпо и застал его за чтением своей последней печатной работы — «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций». Монография Пирогова «О перерезке ахиллова сухожилия как оперативно-ортопедическом средстве лечения» (1837) вызывала восхищение специалистов.

Остеопластика

 Пирогову пришлось защищать приоритеты русской хирургии, связанные с костнопластической операцией, давшей начало остеопластике, и остеотомом, инструментом для операции на костях, изобретателем коего вдруг объявил себя один немецкий профессор. 

 В технике Пирогов разбирался не хуже, чем в науке. В 1841 г. Николай Пирогов был приглашён на кафедру хирургии в Медико-хирургическую академию Петербурга, где проработал более 10 лет и создал первую в России хирургическую клинику. В Медико-хирургической академии Петербурга Пирогов основал ещё одно направление медицины — госпитальную хирургию.Став директором Инструментального завода, Николай Пирогов придумал и разработал новые хирургические инструменты, которыми каждый хирург мог успешнее сделать сложнейшие хирургические операции. Пирогов не только освоил «импортозамещение», но и наладил выпуск новых хирургических инструментов, которые нарасхват раскупали за границей.

Пирогова просили принять должность консультанта в одной, другой, третьей больнице, и он опять соглашался. На втором году петербургской жизни Пирогов тяжело заболел, отравившись госпитальными миазмами и дурным воздухом мертвецкой, и не мог подняться полтора месяца. Болезнь заставила его задуматься о своей холостяцкой и одинокой жизни. Горестные раздумья о прожитых без любви годах привели его к Екатерине Дмитриевне Березиной, девушке из обедневшей родовитой семьи, с которой он и обвенчался.

За четыре года совместной жизни в семействе Пироговых родилось двое сыновей Николай и Владимир, но после вторых родов Екатерина Дмитриевна умерла. После смерти жены Пирогов чувствовал себя очень одиноко. «У меня нет друзей», — признавался он с обычной своей прямотой.В тяжкие для Пирогова дни горя и отчаяния случилось великое событие — высочайшим повелением был утверждён его проект создания первого в мире Анатомического института.Пирогов дважды неудачно пытался жениться по расчёту, чего он не скрывал от себя самого, от знакомых, ни от девиц, намечаемых в невесты. В небольшом кружке знакомых, где Пирогов иногда проводил вечера, ему рассказали про 22-летнюю баронессу Александру Антоновну Бистром. Пирогов сделал баронессе Бистром предложение, и она согласилась.

Пирогов продолжал успешно работать и 16 октября 1846 г. произошло первое испытание эфирного наркоза. В России первую операцию под наркозом сделал 7 февраля 1847 года товарищ Пирогова по профессорскому институту, Федор Иванович Иноземцев.Во время Крымской войны Николай Иванович Пирогов принял участие в военных действиях на Кавказе, где великий русский хирург провёл около 10 000 хирургических операций под эфирным наркозом.

В 1855 году Николай Иванович счёл своим гражданским долгом отправиться в Севастополь, осаждённый англо-франко-турецкими войсками. Пирогов добился своего назначения в действующую армию. Оперируя раненых на передовой, Пирогов впервые в истории медицины применил гипсовую повязку, которая позволила ускорить процесс заживления переломов и избавила многих солдат и офицеров от уродливого искривления конечностей.

Спасительный гипс 

Разумеется, до Пирогова предпринимались попытки фиксации поврежденных частей человеческого тела. Среди предшественников, использовавших гипсование: средневековые арабские врачи, голландцы, французы, русские хирурги Карл Гибенталь и Василий Басов. В западных источниках создателем медицинского гипсования считается голландский врач Антониус Матисен,  начавшего применять гипсование в 1851 году, однако гипс не был на ткани и из-за своих явных недостатков такое гипсование не нашло широкого  применения. 

Чтобы заменить колодки из липового луба, Пирогов ещё на Кавказе в конце 1840 году перепробовал разные материалы: крахмал, коллоидин и даже гуттаперчу. Решить этот вопрос было необходимо, ведь большинство ранений с раздроблением костей заканчивались ампутацией, а простые переломы часто приводили к увечью. Создать современный вариант медицинского гипса помогли, как это часто бывает, случай и наблюдательность. Действие гипсового раствора на полотно он увидел в мастерской петербургского скульптора Николая Степанова. На следующий же день в клинике доктор наложил бинты и полоски холста на голень пациента. Результат оказался блестящим: перелом зажил быстро. И уже в Севастополе, где Николай Иванович оперировал порой по нескольку ночей без сна, гипсование спасло конечности и жизни сотням соотечественников. «Гипсовая повязка в первый раз введена мною в военно-госпитальную практику в 1852-м, и в военно-полевую в 1854 годах, наконец… взяла своё и сделалась необходимою принадлежностью полевой хирургической практики», — писал он своей второй жене Александре фон Бистром, немецкой баронессе, принявшей православие. В большинстве западных энциклопедий имя русского доктора вовсе замалчивается.

Легенды о всемогущем докторе рождались ещё при его жизни. Во время Крымской войны (1854 — 1856 г.г.) на перевязочный пункт в Севастополе, где он оперировал, принесли — отдельно — тело солдата и оторванную ядром голову. «Куда безголового несете, ироды!» — завопил фельдшер и получил обескураживающий ответ: «Ничего, господин Пирогов как-нибудь пришьет, авось ещё пригодится наш брат-солдат!».

Эфир и хлороформ. 

Снотворное действие эфира было известно ещё в XVI веке. В начале 1840-х американцы Кроуфорд Лонг и Уильям Томас Мортон применяли диэтиловый эфир для обезболивания, а 16 октября 1846 года стоматолог Джон Уоррен, считающийся на Западе «отцом анестезии», провел знаменитую «первую операцию под наркозом».

Всего через несколько месяцев операции под наркозом с успехом прошли в Петербурге. А летом 1847 года во время осады укрепленного дагестанского аула Пирогов впервые в мире под наркозом прооперировал множество раненых, применяя хлороформ, более сильный, чем эфир. Пирогов первым в России научно проработал технологии обезболивания хлороформом, изучил его влияние на организм, возможные опасности. Разработал методы эфиризации через прямую кишку и трахею, сконструировал специальный аппарат, предложил методику глубокого наркоза. 

Применяя все это во время Крымской войны, Николай Иванович отметил: «Отныне эфирный прибор будет составлять, точно так же, как и хирургический нож, необходимую принадлежность каждого врача». Сегодня американцы гордятся приоритетом проведения операции под наркозом. Однако в Крыму 43 американских хирурга обучались «конвейерной» анестезии именно у Пирогова, с полным основанием утверждавшего: «Благодеяния анестезирования и этой повязки (гипса) в военно-полевой практике дознаны были нами на деле прежде других наций».

Русские Сёстры Милосердия были первыми.

  Именно, Пирогов заложил основы военно-полевой медицины, а его наработки легли в основу деятельности военно-полевых хирургов XIX-XX веков. По инициативе хирурга Пирогова в русской армии была введена новая форма фронтовой медицинской санитарной службы в октябре 1854 года — появились сестры милосердия — «Крестовоздвиженская община сестёр попечения о раненых и больных». Возражая западным журналистам, провозгласившим «прародительницей» движения сестёр милосердия англичанку Флоренс Найтингейл, Николай Пирогов подчёркивал: «О мисс же Нейтингель» и «о её высокой души дамах» — мы в первый раз услыхали только в начале 1855 года… Мы, русские, не должны дозволять никому переделывать до такой степени историческую истину. Мы имеем долг истребовать пальму первенства в деле столь благословенном».

Пирогов-и-матрос-Петр-Кошка.-Худ.-Л.-Коштелянчук.

Внук крестьянина-солдата, сын майора интендантской службы Николай Пирогов и сам провёл добрую половину жизни на четырех воинах: Кавказской, Крымской, франко-прусской и русско-турецкой. Важнейшей заслугой Пирогова является внедрение в Севастополе совершенно нового метода ухода за ранеными. На первом перевязочном пункте все раненые подлежали тщательному отбору в зависимости от тяжести ранений — одни раненые подлежали немедленной операции в полевых условиях, а легко раненые эвакуировались вглубь страны для лечения в стационарных военных госпиталях.

До Пирогова на перевязочных пунктах царил хаос, который Николай Иванович емко описал в письме: «Горькая нужда, беззаботность, медицинское невежество и нечисть соединились вместе в баснословных размерах». Начав жестко исправлять ситуацию, медик вывел: «На войне главное — не медицина, а администрация». А позже дополнил эту максиму еще одной: «Война — это травматическая эпидемия». Значит, организационно-врачебные меры нужны «противоэпидемические».

Задолго до открытия болезнетворности микробов Пастером русский хирург Пирогов догадался, что инфекция может передаваться через воду и воздух. Еще до создания диетологии Пирогов ввёл спецрацион лечебного питания, включающий морковь и рыбий жир. Открылась ему и другая истина, ставшая сегодня общепризнанной: «Будущее принадлежит медицине предохранительной!». 

За заслуги в оказании помощи раненым и больным Н.И. Пирогов был награжден орденом Святого Станислава 1-й степени.

Свои наработки Пирогов кратко сформулировал в двадцати параграфах брошюры «Основные начала моей полевой хирургии» и развил в книге «Военно-врачебное дело» в 1879 году. Его технологиями русская армия успешно пользовалась во всех войнах ХХ века. О научных открытиях Пирогова с благодарностью отзывались великие хирурги Николай Бурденко и архиепископ-Крымский  Лука (хирург Войно-Ясенецкий) во время Великой Отечественной и в мирное время.

В октябре 1855 года в Симферополе произошла встреча двух великих учёных — Николая Пирогова и Дмитрия Менделеева. Известный химик, автор периодического закона химических элементов, а тогда скромный учитель Симферопольской гимназии Дмитний Менделеев, обратился к Николаю Ивановичу пирогову за консультацией по рекомендации петербургского лейб-медика Н.Ф. Здекауэра, который находил у Менделеева туберкулез и, по его мнению, жить больному осталось несколько месяцев. Дмитрий Менделеев, 19-летний юноша взвалил на свои плечи много работы, да, и сырой климат Петербурга, где он учился, отрицательно сказались на его здоровье. Николай Пирогов не подтвердил диагноз своего коллеги, назначил необходимое лечение и этим вернул больного к жизни. Впоследствии Дмитрий Менделеев с восторгом отзывался о Николае Ивановиче: «Вот это был врач! Насквозь человека видел и сразу мою натуру понял».

Человеку, Отечеству и Богу

Великий ученый, хирург, государственник — он был человеком большой русской души, сочетающей в себе бескомпромиссность и сердечную доброту, честность сомнений и мужество веры.

«…Мы живём на земле не для себя только; вспомни, что пред нами разыгрывается великая драма, которой следствия отзовутся, может быть, через целые столетия; грешно, сложив руки, быть одним только праздным зрителем…» — писал жене из осажденного Севастополя.

Пройдя в молодости через увлечение атеизмом, в зрелые годы вернулся к Богу, найдя, по собственному признанию, в 38 лет «высокий идеал веры» в Евангелии. Он зачастую «не мог молчать», как позже определил это моральное состояние Лев Толстой. После Крымской войны Пирогов разоблачал, где только мог, воровство интендантов и прочую нравственную гниль, которой был свидетелем.

После падения Севастополя Николай Пирогов вернулся в Санкт-Петербург, где на приёме у Александра II доложил о бездарном руководстве армией князем Меньшиковым. Царь не захотел прислушаться к советам Пирогова, и с этого времени Николай Иванович впал в немилость, и был вынужден уйти из Медико-хирургической академии.

Пирогов активно выступал против сословных границ в образовании, ратовал за отмену телесных наказаний в школах. «Быть человеком — вот к чему должно вести воспитание». «Презрение к родному языку позорит национальное чувство». В ряде своих педагогических статей предупреждал о наступлении развращающего «торгового устремления», которое разрушает соборность общества, приводит к болезненному взаимному непониманию.

Назначенный попечителем Одесского  учебных округа, Пирогов пытается изменить существовавшую в них систему школьного образования, что привело к конфликту с властями, и учёному вновь пришлось оставить свой пост. Его недолюбливали многие. Среди части чиновничества он прослыл «красным», но и для крайних либералов был чужаком. Попечителем Одесского  учебного округа Пирогов проработал почти два года, значительно улучшив систему образования, а затем он был переведён на ту же должность в Киев. Впрочем, педагогическая карьера закончилась в одночасье в 1861 году, когда Николай Иванович отказался установить полицейский надзор над некоторыми студентами, объявив, что «роль соглядатая несвойственна его призванию».

Склифосовский-в-усадьбе Пирогова Вишня. Худ.-А.-Сидоров

Уйдя в отставку в 1861 году, прожил до конца жизни с женой и двумя сыновьями от первого брака в усадьбе Вишня под Винницей. О праздности не было и речи, в своей усадьбе он открыл больницу на 30 коек, построил рядом аптеку, аптеку и передал землю в дар крестьянам. Почти ежедневные операции, приём десятков больных, в основном, бесплатно — такова была счастливая старость этого неуёмного русского гения. В Вишню к «чудесному доктору» (определение Александра Куприна) потянулись страждущие со всей России. Пирогов выхаживал, кормил бедных пациентов, устраивал рождественскую ёлку для крестьянских детишек.

Из своего имения Вишня Пирогов выезжал только по приглашению Петербургского университета для чтения лекций или за границу.  В 1862-1866 гг. руководил молодыми русскими учёными, отправленными на учёбу в Германию. Николай Пирогов был консультантом по военной медицине и хирургии, выезжал на фронт во время франко-прусской войны — 1870-1871 годы, и русско-турецкой войны 1877-1878 г. К этому времени Пирогов уже был членом нескольких иностранных академий и успешно оперировал Джузепе Гарибальди.

Николай Пирогов, Владимир Стасов, Максим Горький, Илья Репин

В мае 1881 г. в Москве и Петербурге торжественно отмечали 50-летие научной деятельности Пирогова. Однако, в это время великий хирург и учёный был уже неизлечимо болен, и 23 ноября [5 декабря] 1881 года великий хирург умер в своём имении в возрасте 71 года от рака.

Чайковски в гостях у Пирогова в Вишнях. Худ. А.Сидоров

В 1879-1881 гг. Пирогов работал над «Дневником старого врача», завершив рукопись незадолго до кончины.

Незадолго до своей кончины Николай Пирогов сделал ещё одно открытие — он предложил совершенно новый способ бальзамирования тел умерших и собственной смертью он сумел себя обессмертить.В селе Вишня (ныне в черте Винницы), Подольской губернии, находится необычный мавзолей: в фамильном склепе, в церкви-усыпальнице Святого Николая Чудотворца, покоится забальзамированное тело всемирно известного учёного, легендарного военного хирурга Николая Пирогова. Учёные до сих пор не могут разгадать рецепт, по которому ученик Пирогова забальзамировал тело Пирогова.

Случай в истории христианства уникальный — православная церковь, учитывая заслуги Николая Пирогова как примерного христианина и всемирно известного учёного, разрешила не предавать его тело земле, а оставить его нетленным, разрешение на бальзамирование тела дал Святейший синод, «дабы ученики и продолжатели благородных и богоугодных дел Н.И. Пирогова могли лицезреть его светлый облик». Во время посмертной процедуры его отпевал священник. Затем тело великого хирурга в парадном мундире с орденом Станислава первой степени и шпагой, подаренной Францем Иосифом, положили в семейном склепе-мавзолее.

Памятник Пирогову в Москве установлен в 1897 г. Скульптор В.О.Шервуд

С тех пор, люди приходят в церковь в уникалный Винницкий некрополь поклониться останкам хирурга Пирогова, как святым мощам, и попросить о помощи и исцелении.

В конце 20-х годов 20 века склеп Пирогова ограбили «місцеві хлопці». Они повредили крышку саркофага, выкрали шпагу и нательный крест. Во время Великой Отечественной, при отступлении советской армии саркофаг с останками спрятали в земле, после чего тело пришлось бальзамировать заново. Ныне его можно видеть в цокольном этаже православного храма, под стеклом.

Достойным учеником и последователем Николая Ивановича Пирогова стал архиепископ Лука (хирург Войно-Ясенецкий) в крымский период архиерейской и профессорской деятельности. На рубеже 50-х годов прошлого века в Симферополе он написал научно-богословский труд под названием «Наука и религия», где значительное внимание уделил духовному наследию Н.И. Пирогова.

Портрет Николая Пирогова. Худ.-И.Е.Репин. 1881 год.

Портрет Николая Пирогова, написанный Ильёй Репиным, находится в Третьяковской галерее. После смерти Пирогова в его память было основано Общество русских врачей, регулярно созываются Пироговские съезды русских хирургов.

Память о великом хирурге сохраняется и сейчас. Ежегодно в день его рождения присуждаются премия и медаль его имени за достижения в области анатомии и хирургии. Имя Пирогова носят 2-й Московский, Одесский и Винницкий медицинские институты.

В 2015 году на XII Съезде хирургов России, проходившем в г. Ростове-на-Дону, было принято решение в память о Пирогове учредить День хирурга в День рождения Николая Ивановича Пирогова — 25 ноября.

В честь Николая Пирогова назван астероид № 2506. Большая звезда по имени Николай Пирогов светит в сердце каждого соотечественника, осознающего себя русским.

Русский медведь — защитник французов «Легион чести». Неразгаданные тайны Николы Тесла

ru-sled.ru

Мавзолей Николая Пирогова

Пирогов родился в Москве в 1810 году. В 14 лет ему удалось поступить в Медицинский университет. Тогда же, Пирогову удалось устроиться на должность прозектора в анатомическом театре. Наверное здесь будущий ученый впервые столкнулся с тайнами и загадками человеческого тела. Видя как все в этом мире тленно, студентом видимо овладела мечта когда-нибудь добиться если не бессмертия, то хотя бы первого шага на пути к нему.

Закончив университет одним из первых по успеваемости. Пирогов направился для подготовки к профессорской деятельности в Юрьевский университет в городе Тарту. В то время этот университет считался лучшим в России. Здесь, в хирургической клинике, Пирогов проработал пять лет, блестяще защитил докторскую диссертацию и в двадцать шесть лет стал профессором хирургии.

Затем ученый работал в Тарту, где защитил докторскую диссертацию, наделавшую много шума в медицинском мире. Он объяснил, расположение человеческой аорты, что было очень важно для того времени, так как операции на брюшной полости считались в те времена невозможными. Достаточно вспомнить смертельное ранение Пушкина на дуэли.

Затем был Берлин, где Пирогов обучался премудростям, хирургического мастерства, а потом возвращение на родину. По дороге домой, ученый заболел, и вынужден был длительное время провести в Риге. Однако едва поднявшись с постели, он начал проводить пластические операции. Он начал с ринопластики: безносому цирюльнику выкроил новый нос. Потом он вспоминал, что это был лучший нос из всех изготовленных им в жизни. Для того времени Пирогов считался лучшим пластическим хирургом.

Проходя годы. Пирогов создает науку – хирургическая анатомия. Благодаря открытиям ученого впервые были созданы анатомические атласы.

В личной жизни, как и все великие Пирогов показал себя деспотом. попросту запер жену в четырех стенах нанятой и, по советам знакомых, обставленной квартиры. В театр не возил, потому что допоздна пропадал в театре анатомическом, на балы с ней не ездил, потому что балы безделье, отбирал у нее романы и подсовывал ей взамен ученые журналы. Пирогов ревниво отстранял жену от подруг, потому что она должна была всецело принадлежать ему, как он всецело принадлежит науке. А женщине, наверно, было слишком много и слишком мало одного великого Пирогова.

Екатерина Дмитриевна умерла на четвертом году супружества, оставив Пирогову двух сыновей: второй стоил ей жизни.

Впоследствии Пирогов женится еще раз на баронессе, Бисторм.

Как-то раз, проходя по рынку. Пирогов увидел, как мясники распиливают на части коровьи туши. Ученый обратил внимание на то, что на срезе хорошо видно расположение внутренних органов. Через некоторое время он испробовал этот способ в анатомическом театре, распиливая специальной пилой замороженные трупы. Сам Пирогов это называл "ледяной анатомией". Так родилась новая медицинская дисциплина - топографическая анатомия.

С помощью изготовленных подобным образом распилов Пирогов составил первый анатомический атлас, ставший незаменимым руководством для врачей-хирургов. Теперь они получили возможность оперировать, нанося минимальные травмы больному. Этот атлас и предложенная Пироговым методика стали основой всего последующего развития оперативной хирургии.

Имение под Винницей Николай Иванович Пирогов купил в конце своей жизни. Тогда здесь было село Вишня, позднее переименованное в Пирогово. Пожилой врач в эти годы занимался, в основном, административной и педагогической работой – открывал, например, воскресные школы. Но и медицины не оставил. К этому времени Пирогов стал убежденным христианином, а его профессиональное мастерство достигло своей вершины. В своем имении он открыл бесплатную больницу и насадил различные лекарственные растения для ее нужд. В этом раю, засаженном липами и пронизанном запахом тысячи трав, лечение давало стопроцентный результат, потому что здесь не было различных госпитальных зараз и ворующих интендантов

fishki.net

Русский врач (о великом русском хирурге Н.И. Пирогове)Записки врача-терапевта

Н.И. Пирогов

В 1810 году в семье казначейского чиновника Пирогова родился сын — Николай. Мать его целиком посвящала себя воспитанию четырнадцати детей (сам Николай был тринадцатым).

Никто не знал тогда, что он станет в последствии величайшим русским хирургом…

Когда Николай был еще мал, его брат Амос жестоко заболел ревматизмом. Многие врачи пытались поставить его на ноги, но все их усилия оказывались тщетными. До тех пор, пока дом Пироговых не посетил один из лучших врачей Москвы Ефрем Осипович Мухин.

К дому подъехала запряженная четверкой карета, и из неё вышел высокий седовласый господин; войдя в комнату и только лишь посмотрев на больного, он тотчас послал за лекарством. И не прошло и недели, как брат Николая начал выздоравливать…

Все эти события оставили у будущего врача неизгладимое впечатление. Он часто просил домочадцев играть с ним в доктора: брат его или сестра ложились в кровать, изображая больных, а сам Коля важной походкой подходил к «больному», щупал его пульс и назначал какое-нибудь лекарство.

Свои первые уроки азбуки Пирогов получил дома, где с ним занимались мать и старшие сестры, а в 12 лет он начал учиться в частном пансионе. Но потом из-за воровства подчиненного отец Николая разорился и не имел больше возможности оплачивать обучение сына.

Тогда сам Николай Пирогов начинает целеустремленно готовиться к поступлению на медицинский факультет — у талантливого и сообразительного студента была возможность учиться бесплатно.

Его труды увенчались успехом: уже в четырнадцать лет Николай Пирогов поступает в Московский Университет, а уже через четыре года, в 1828 году, блестяще заканчивает обучение, после чего отправляется в город Дерпт учиться на профессора  медицины.

У Пирогова появляется маленькая клиника — всего четыре палаты на 22 койки, зато он быстро завоевывает у студентов большой авторитет не только как учитель, но и как хороший старший товарищ. Николай Иванович работает по 16 часов в сутки, проявляя потрясающую работоспособность и показывая пример многим своим студентам и коллегам.

Вскоре Пирогов становится известен не только по всей России, но и за ее пределами. Он получает приглашение перейти на кафедру хирургии Петербургской медико-хирургической академии — крупнейшего в то время научно-учебного учреждения в России, и в 1841 году Николай Иванович принимает его. С этого времени начинается самый блестящий творческий период его жизни.

Пирогов работает с утра до ночи. Вот его день: в 8-9 часов утра он приезжает в академию, где его встречает 300 слушателей, и совершает утренний обход больных. Во время обхода его сопровождают 25-30 врачей и 10 фельдшеров с зажженными свечами в руках и полотенцами через плечо. После обхода — чтение лекций, которые заканчиваются в 2 часа дня.

В 4-5 часов вечера Пирогов снова приезжает в больницу, чтобы понаблюдать за тем, как студенты делают больным перевязки. При этом он бесплатно консультирует больных в четырех (!) городских больницах, вскрывает трупы и изучает строение человеческого тела, ставит различные опыты на животных, заседает в ученом совете и в комитете просвещения.

В 1842 году, в тридцать два года, Пирогов женится. Это решение далось ему нелегко. В письмах к невесте Пирогов говорит, как боится, что женитьба не позволит посвящать все свое время без остатка любимому делу — хирургии.

Однако вскоре Екатерина Дмитриевна, его жена, дарит Пирогову сына Николая, а затем и второго — Владимира, но, к несчастью, умирает в родах. Её смерть он очень тяжело переживает.

Через четыре года Николай Иванович снова женится, и в последующем, не считая поездок на театр военных действий, не расстается с женой Александрой Антоновной до самой смерти…

Одним из первых Пирогов поддержал идею об эфирном наркозе. Он изучает его, ставит опыты на животных, а потом и на себе. И вот однажды, 14 февраля 1847 года, женщине с раком молочной железы операция была проведена безболезненно!

Эффект был чрезвычайный, и вскоре Пирогов едет на Кавказ, где идет война, и здесь рассказывает врачам об этом удивительном методе обезболивания. И с этого момента впервые за всю историю войн во время операций не слышно душераздирающих криков раненых.

Во время Крымской кампании, в 1855 году, Пирогов совершает две поездки в Севастополь, где проводит в общей сложности около года. Вместе с защитниками города Пирогов переживает чрезвычайные лишения и в этих страшных условиях пытается по-новому организовать сортировку раненых.

Её суть была в том, чтобы оказать помощь в первую очередь тем раненым, которым она нужнее всего. В то время врачами было принято оперировать пострадавших сразу после ранения. Пирогов считал это неправильным и предложил выжидательно-сберегательную тактику.

Он говорил так: «хорошего хирурга узнают по тем операциям, которые он не делает».

Основные принципы, предложенные им тогда, действуют и поныне. Во время Великой Отечественной войны благодаря им удалось вернуть в строй многие тысячи бойцов, и — кто знает? — возможно, это и помогло нам победить в самой страшной войне ХХ века.

В 1855 году, в самом расцвете сил, Пирогов принимает решение уйти из Медико-хирургической академии. Многие из профессоров завидовали славе Пирогова, не любили его за резкость и прямолинейность и устраивали ему гадости при каждом удобном случае.

Поэтому Пирогов уходит из академии, но скоро его зачисляют на государственную службу в министерство просвещения. Но и после этого он не прекращает своей врачебной деятельности: Пирогов принимает больных дома, бесплатно выезжает лечить крестьян.

При этом он с присущей ему активностью рьяно берется за свою новую работу. Он хочет по-настоящему учить детей, делать из них Людей с большой буквы… Но и здесь чиновники не дают ему проявить свой несомненный педагогический талант, и вскоре, в 1861 году, под предлогом расстроенного здоровья Пирогова увольняют.

Но великий врач не унывает, и вскоре получает новое назначение: теперь он руководит молодыми учеными, выезжающими учиться за границу. Здесь Пирогов продолжает развивать свои предложения по реорганизации образовательной системы, но ему так и не удалось претворить их в жизнь.

Вскоре после покушения на Александра II, в мае 1866 года, министром просвещения становится обер-прокурор Синода граф Д. А. Толстой, после чего Пирогов был уволен с государственной службы.

Пирогов уезжает в свое имение Вишня (сейчас — село Пирогово) под Винницей, и лишь дважды выезжает оттуда в качестве консультанта на фронт Франко-прусской (в 1870 году) и Русско-турецкой (1877 г.) войн. Название свое имение, расположенное в чрезвычайно живописной местности, получила от речки Вишня: вдоль ее берегов стояли красивейшие вишневые сады.

В имении же он с любовью ухаживает за своим садом, где посадил кусты роз, фруктовые деревья и виноград, а всеми хозяйственными делами занимается его жена.

Они живут довольно замкнуто, но на Новый год всегда устраивается елка, на которую приходят крестьянские дети, и на ней все веселятся от души!

И, несмотря ни на что, Пирогов по-прежнему лечит больных, лечит всех обращающихся к нему: ведет домашний прием, оперирует, делает обходы больных по домам… Он создает первую на Подолии сельскую больницу.

Сам строит при этой больнице аптеку, где больные могут покупать лекарства; а тем, кто не имеет возможности заплатить, они отпускаются бесплатно. Некоторые лекарственные травы Пирогов даже выращивал на своей усадьбе. На прием к великому хирургу больные тянулись со всех концов России.

Так продолжается до тех пор, пока это было физически возможно для великого врача. Благодаря своей природной неутомимости он до самых преклонных лет сохраняет живость ума подростка и работоспособность взрослого мужчины.

Лишь только в 1880 году, в возрасте семидесяти  лет (!) в связи с резким ухудшением здоровья он был вынужден прекратить операции в своей маленькой больнице. В это время Пирогов серьезно заболевает: у него во рту возникает язвенная опухоль.

И прямо с торжества, посвященного 50-летнему юбилею научной и врачебной деятельности, Пирогов уезжает из Москвы в Вену на консультацию к известному хирургу Бильроту.

Однако уже до этого всем было известно, что у великого хирурга опухоль злокачественная и операция невозможна. А вечером 23 ноября 1881 года Пирогова не стало…

Похоронили его недалеко от дома, в склепе села Вишня. Тело забальзамировали, а рецепт использованного при этом состава был утерян.

Долго люди, ответственные за сохранение в целости тела Ленина, пытались отыскать рецепт этого состава, и недаром. Потому что тело Пирогова и сейчас такое, будто сто с лишним лет и не проходило с тех пор, а на рассыпающееся тело вождя тратились миллионы…

Но рецепт так и не нашли, а тело русского врача и поныне покоится в селе Пирогово. Что доказывает, кто на самом деле живее всех живых. Во всяком случае, для русской медицины.

«…Мне жизни поприще открыто

Чтоб совершить один лишь долг

Чтоб зло и тело победивши

В Эдем бессмертия ступить…»

Н. И. Пирогов. 17 февраля 1850 г., 3 часа ночи.

xn—-7sbbajqblkav2dgmktg.xn--p1ai: все о медицине и здоровье

xn----7sbbajqblkav2dgmktg.xn--p1ai

Николай Иванович Пирогов — Хирург от бога

Николай Иванович Пирогов (1810-1881)

Николай Иванович Пирогов часами работал в анатомическом театре, резал мягкие ткани, исследовал больные органы, пилил кости, искал замену поврежденным суставам. Анатомия стала для него практической школой, заложившей основы его дальнейшей успешной хирургической деятельности. Пирогов первым выступил с идеей пластических операций, применил наркоз в военно-полевой хирургии, впервые наложил гипсовую повязку в полевых условиях, высказал предположение о существовании болезнетворных микроорганизмов, вызывающих нагноение ран. Его труды, различные медицинские атласы выдвинули русскую хирургию на одно из первых мест в мире.

Выбор профессии врача состоялся в детстве. Маленький Коля любил, когда к ним в гости приходил врач, дядя Ефрем, он же Мухин, известный московский доктор, профессор Московского университета, хирург, анатом и судебный медик. Мухин лечил семью Пироговых и особое внимание уделял самому юному члену семейства — Николаше. После ухода любимого доктора Коля брал в руки трубочку, накидывал на плечи белое полотенце и, изображая из себя врача, продолжал лечить домашних. Незаметно детская забава переросла в серьезное увлечение медициной.

После операции. Художник Л. Ф. Коштелянчук

Пирогов родился в Москве в небогатой семье казначейского чиновника.  Он учился в частном пансионе Кряжева. Не без помощи доктора Мухина решил поступать на медицинский факультет Московского университета. Но возникла одна помеха — Николаю было всего 14 лет, а туда принимали с 16-ти. Пришлось приписать ему 2 года. Он закончил университет и защитил кандидатскую диссертацию. Как лучшего выпускника его направили в Дерптский университет (теперь Тарту) для подготовки к профессорской деятельности. В 26 лет он защитил докторскую диссертацию и стал профессором хирургии. Его диссертация вызвала интерес в медицинском мире, ее перевели на немецкий и напечатали в Германии. Это послужило поводом послать молодого ученого медика в Берлин на 2 года для стажировки в лучших немецких клиниках.

Бой на Малаховам кургане в Севастополе в 1855 году. Художник Г. Ф. Шукаев. 1856г.

После завершения командировки Пирогов в качестве профессора руководил кафедрой хирургии в Дерптском университете. После 8 часов работы в университете он шел в клинику, а потом садился к столу и писал научную работу. Его «Анналы хирургической клиники», переведенные на немецкий язык, приобрели широкую популярность среди практиковавших медиков. В 1838 году Пирогова направили в Париж для знакомства с высшими достижениями французской хирургии.

Высший европейский орден имени И. И. Пирогова за достижения в области медицины. Учрежден в 2004 г.

После возвращения в Дерпт он снова руководил кафедрой хирургии. В 1841 году его пригласили в Медико-хирургическую академию Петербурга. В столице он создал новое направление в клинической медицине — госпитальную хирургию, залогом успеха в которой считал знание анатомии. Тогда же он начал работать над созданием анатомического атласа, который бы дал хирургу все необходимые сведения для проведения операции.

Во время Крымской войны (1853-1856) России с коалицией Франции, Османской империи, Великобритании и Сардинии за господство на Балканах Пирогов попросил отправить его в Севастополь . Он оперировал раненых, вынесенных с поля боя, и впервые в медицинской практике в качестве обезболивающего средства применил эфир. Всего он сделал около 10 тысяч операций. Там же в Севастополе по его инициативе стали эвакуировать раненых с поля боя и задействовали сестер милосердия. Именно во время Крымской войны Пирогов заложил основы военно- полевой медицины.

Скульптурный портрет Н. И. Пирогова на фасаде больницы в Софии (Болгария), носящей его имя

Вернувшись из Севастополя, Пирогов перестал заниматься практической медициной. Его назначили попечителем Одесского и Киевского учебных округов. Но попытки профессора внести изменения в существовавшую тогда практику обучения наткнулись на непонимание. Он не стал спорить и ушел. Последние годы он провел в своем имении под Винницей, где организовал бесплатную больницу.

Пирогова преследовали болезни, но он держался до последнего, хотя знал, что у него рак. Умер он после празднования 50-летнего юбилея своей научной, педагогической и общественной деятельности.

100grp.ru

Николай Пирогов: великий хирург и изобретатель

В этом году отмечается 200-летие со дня рождения Николая Ивановича Пирогова – его имя золотыми буквами вписано в историю мировой медицины. К празднованию этого события нынешняя власть подошла весьма ответственно.

Так, еще в начале мая президент Виктор Янукович поручил правительству образовать Организационный комитет по подготовке к празднованию юбилея. Он, в частности, займется организацией комплекса работ по благоустройству Национального музея-усадьбы Пирогова, проведением в медицинских вузах и научно-медицинских заведениях тематических конференций и круглых столов, а также обеспечением издания научных трудов Пирогова на украинском и иностранных языках. Это позволит еще раз напомнить украинским гражданам о том, кем был Николай Иванович, и какой вклад он внес в медицину. Честный эскулапО Пирогове много говорили и писали еще при его жизни. К примеру, писатель Николай Некрасов в журнале «Современник» назвал его «человеком, отмеченным печатью гения, который в то же время соединяет в себе высочайшее развитие лучших свойств человеческой природы». А российский ученый Иван Павлов так писал о великом хирурге: «Ясными глазами гениального человека, на самых первых порах, при первом прикосновении к своей специальности — хирургии, он открыл естественнонаучные основы этой науки — в короткое время сделался творцом своей области».

Действительно, для мощного и необычайно пытливого ума Пирогова не было пределов и границ в сфере познания. Его поиски и открытия в области хирургии и анатомии, его блистательные операции и необычный дар преподавания, его ценнейшие научные труды стали достоянием не только России, Украины, но и всей Европы, оказав огромное влияние на дальнейшее развитие всей медицины.

Родился Николай Иванович в 1810 году в Москве. Внук крепостного крестьянина, он рано узнал нужду. Его отец служил казначеем майором провиантского депо, был комиссионером 9-го класса. Иван Иванович Пирогов имел четырнадцать детей, большинство из них умерло в младенчестве. Из шестерых оставшихся в живых Николай был самым юным.

В 1815 году в России было издано собрание карикатур «Подарок детям в память 1812 года», которые раздавались бесплатно. Каждую карикатуру поясняли стихи. По этим карикатурам Николай выучился грамоте. А вот получить хорошее образование ему помог знакомый семьи — известный московский врач, профессор Московского университета Е. Мухин, который заметил способности мальчика и стал заниматься с ним индивидуально.

В 17 лет Пирогов, закончив медицинский факультет Московского университета, получил диплом врача, а спустя пять лет защитил докторскую диссертацию. Работать молодой ученый начал в городе Дерпт в Эстонии. Затем он переехал в Берлин с намерением выучить все новое, что могли ему дать самые выдающиеся представители немецкой медицины.

Но там он вскоре жестоко разочаровался. Медицинская наука в Германии, в частности, хирургия, была оторвана от ее основ – анатомии и физиологии. Хотя с первых шагов в науке Николай Пирогов понял, что не «есть медицины без хирургии, и нет хирургии без анатомии». А потому он возвращается в Дерпт, тем более, что там пообещали звание профессора хирургии и попросили возглавить соответствующую кафедру Дерптского университета.

Молодой профессор очень быстро освоился на новом месте — днем он читал лекции, а по вечерам воодушевленно работал. В этот  период Николай Иванович создает издание «Анналов Дерптской хирургической клиники». Это была врачебная исповедь молодого хирурга: он давал суровую оценку собственной медицинской деятельности, описывал отдельные патологии.

«Анналы» Николая Пирогова возмутил всю врачебную среду: молодой хирург нарушил традицию, которая существовала среди врачей веками, – не выносить мусор из дома.

Никогда и ни при каких обстоятельствах до него ошибки врачей, которые повлекли осложнение болезни, не становились предметом широкого обсуждения. Так что можно с уверенностью сказать, что Пирогов внес в медицину честность. В 1837—1839 годах им были выпущены два тома «Анналов». Ученый Иван Павлов назвал эти издания подвигом, а русский нейрохирург Николай Бурденко — образцом чуткой совести и правдивой души.«Сестра, наркоз!»В университете, где преподавал Пирогов, существовал фонд, рассчитанный для командировок ученых. С его помощью Николай Иванович решил добиваться средств на поездку в Париж, чтобы осмотреть французские госпитали. И в 28 лет ему это удается — получив средства от университета, он отправился в столицу Франции.

Вторая поездка за границу, как и первая, наглядно показала ему, что медицина, и, в частности, хирургия, в наиболее культурно развитых странах Западной Европы остается на очень низком научном уровне. Оказалось, что даже в начале своего научного пути Николай Пирогов был на голову выше известных иностранных хирургов. Вернувшись из Парижа в расстроенных чувствах, Николай Иванович много и плодотворно работает в хирургической клинике и анатомическом театре.

Когда наступило лето, и окончились лекции в университете, профессор взялся за организацию передвижной хирургической клиники. В города, куда он намеревался съездить, были посланы сообщения, и там стали с нетерпением ждать приезда эскулапа. В первом городе он сделал пятьдесят операций, во втором – шестьдесят. Такие летние ежегодные поездки дополняли научно-педагогическую работу осенних и зимних месяцев в Дерптском университете, а также приносили популярность молодому хирургу.

Вскоре слава о нем разнеслась по всей Европе. И когда он приехал к знаменитому парижскому профессору Вельпо поучиться у него, тот ответил, что ему самому надо поучиться у Пирогова. А ведь Николаю Ивановичу в то время не было и тридцати.

О быстроте, с которой великий хирург оперировал, ходили легенды. Например, литотомию (извлечение камней) он делал за две минуты. Каждая его операция собирала множество зрителей, которые с часами в руках следили за ее продолжительностью. Рассказывали, что пока наблюдающие вытаскивали из карманов часы, чтобы засечь время, оперирующий уже выбрасывал извлеченные камни. Если принять во внимание, что в то время еще не было наркоза, станет ясно, почему молодой хирург добивался этой спасительной быстроты.

Кстати, именно Пирогов одним из первых начал оперировать под наркозом. Это произошло 14 февраля 1847 года. Убедившись в эффективности операций под наркозом, Николай Иванович в течение года сделал 300 таких операций и при этом каждую проанализировал. Он первый разработал так называемое «сберегательное лечение», изобрел и применил крахмальную, а затем гипсовую повязку при сложных переломах.

Заботясь о точности при изучении структуры органов, Пирогов изобрел «ледяную анатомию» и издал Атлас распилов и разрезов замороженных тел умерших, снабдив его тысячью рисунков. Одновременно он руководил кафедрой, занимался в созданном им Анатомическом институте, лечил в клинике больных, оперировал, конструировал и изготавливал медицинские инструменты, боролся с холерой, писал книги, статьи, произвел одиннадцать тысяч вскрытий! Воистину, за ним не могло угнаться ни одно лечебное учреждение — он один работал за всех.

Врач, учитель, общественникОднако его новшества воспринимались далеко не сразу. Так, когда Пирогов потребовал, чтобы русские хирурги оперировали в белых кипяченых халатах, ибо их обычная одежда могла нести опасные микробы, его же коллеги упрятали его в сумасшедший дом. Однако через три дня его выпустили, не обнаружив нарушений в психике.

В 1854 году началась Крымская война. Пирогов пребывал в это время в осажденном Севастополе, благодаря этому на полях сражений было спасено много раненых, а в местных госпиталях установился порядок. Николай Иванович ввел медицинскую сортировку раненых на перевязочных пунктах, вместе с созданными им отрядами сестер милосердия добился создания сборных прифронтовых госпиталей, разработал хирургический конвейер и, наконец, разработал щадящую систему эвакуации для раненых с горячей пищей и теплым ночлегом. «Нет солдата под Севастополем (не говорим об офицерах), нет солдатки или матроски, которые не благословляли бы имени Пирогова», — писал в те дни «Современник».

Но, находясь на вершине славы, великий анатом и хирург вдруг решил покончить с медицинской деятельностью и уйти в отставку. Этот поступок поверг всю передовую Россию в изумление. Одни считали, что Пирогов не мог далее терпеть косность и рутину в Медико-хирургической академии, профессором которой он являлся, другие говорили, что он решил лечить больное общество. И те и другие в чем-то были правы. Но правду знал лишь один Пирогов.

Занимаясь медициной и будучи, по определению Павлова, редким примером учителя и врача, Николай Иванович то и дело сталкивался со следствием недостатков и пороков воспитания молодежи. Справедливо полагая, что воспитанием решается участь человека, он стремился на практике воплотить свои мысли о воспитании и реформе образования в России. У него появилось много горячих сторонников, особенно после выступления в печати со статьей «Вопросы жизни». Он всегда считал, что звание врача обязывает быть общественным деятелем, и никогда не был в стороне от острых вопросов жизни.

Поэтому, когда в 1856 году Пирогову предложили должность попечителя Одесского учебного округа в ведомстве народного просвещения, он, полный надежд и идей, сразу горячо взялся за дело. С этого времени жизнь и деятельность этого гениального человека стала неразрывно связана с Украиной.

Погубила вредная привычкаНовый попечитель поражал всех необычайной работоспособностью, простотой в обращении и демократичностью. Он сумел сделать административную должность чиновника творческой лабораторией научно-педагогической деятельности.

Заняв затем пост попечителя Киевского учебного округа, Пирогов увлекся созданием бесплатных воскресных школ, которые пришлись по душе не только бедному сословию, но и преподавателям-студентам. В 1859 году в Киеве на Подоле открылась первая воскресная школа, имевшая большой успех. Забывая обо всем во имя дела, новый попечитель ломал многие устоявшиеся порядки и традиции, за которыми стояли сильные мира сего. В итоге, ему пришлось уйти в отставку. По свидетельству Лескова, «на проводы Пирогова собрались “тьмы”, это действительно был излюбленный человек, с которым людям было больно и тяжело расставаться».

Пирогов поселился в Вишне под Винницеq, в имении жены, но отдыхать он и не думал.

Знаменитый хирург не изменил своего привычного стремительного ритма жизни: по-прежнему бесплатно принимал больных, которые стекались к нему со всех уголков России, по-прежнему делал множество успешных операций. Расселял оперированных по хатам, следил за их состоянием, снабжал лекарствами. Трижды побывал за границей. В 67 лет, во время русско-турецкой войны, полгода был на фронте консультантом по медицинскому обеспечению армии. После этого появилась книга «Начала общей военно-полевой хирургии», равной которой по научной ценности тогда не было.

Так много знавший о вредных привычках и их влиянии на здоровье, Николай Пирогов, тем не менее, был страстным курильщиком, из-за этого, уже в совсем преклонном возрасте, обнаружил у себя рак. Неизлечимая болезнь забрала жизнь знаменитого хирурга 23 ноября 1881 года. В память о великом ученом первые Всероссийские съезды врачей назывались Пироговскими.

Интересно, что незадолго до смерти великий ученый сделал ещё одно открытие — он предложил совершенно новый способ бальзамирования умерших. До наших дней в церкви села Вишни хранится набальзамированное этим способом тело знаменитого хирурга. А на территории имения сегодня открыт музей гениального врача и подвижника науки.

Подготовила Мария Борисова,по материалам: «100 великих» , «Левый Берег» , «Зеркало недели» , «Википедия»

yagazeta.com


Смотрите также